Защита Тихонова и Хасис намерена доказать в суде невиновность своих подзащитных в убийстве Маркелова и Бабуровой и настаивает на том, что обвинение строится лишь на показаниях Горячева. «В этом деле доказательства причастности Тихонова к убийству Маркелова и Бабуровой можно пересчитать по пальцам. Главное среди них — показания Горячева». Других доказательств, имеющихся в деле, адвокаты не признают: «К делу приобщены показания камер наблюдения. Но на них ничего не видно. Это просто люди в одежде. Лица разглядеть нельзя. 21 января 2009 года начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин заявил, что никто не видел убийцу в лицо. Но потом вдруг нашлись очевидцы происшествия», говорит представляющий интересы Тихонова адвокат Александр Васильев.
Впрочем, едва ли это сможет оказаться убедительным для всех, даже с учетом скептического отношения к работе российских следователей. Адвокат Владимир Жеребенков, представляющий интересы семьи Бабуровых, говорит, что лично у него по прочтении материалов дела сомнений в виновности Тихонова пока нет (в отношении Евгении Хасис он от таких заявлений воздерживается). Принципиальное значение показаниям Горячева в доводах обвинения он не придает: «Гораздо важнее показания самого Тихонова. Он ведь первоначально сознался в убийстве, доставлялся на место преступления и показал там такие детали, которые до этого следствию известны не были. Отказался же он от показаний после первого свидания с отцом, который, вероятно, в чем-то его убедил». Впрочем, и сам Жеребенков подчеркивает, что защита Тихонова и Хасис серьезно готовится к процессу, ее доводов он пока не знает и, возможно, изменит свое мнение в ходе процесса: «К работе нашего следственного аппарата я всегда относился с предубеждением. Если доводы защиты меня убедят, я об этом прямо скажу. Играть в игры и идти на поводу у органов расследования мне совершенно не интересно».
«Думаю, что казус Горячева послужит институализации определенных принципов в националистическом движении. В Италии этот принцип называется “омерта”», — говорит член национального совета ДПНИ Владимир Тор. «Для националистического движения ситуация вокруг дела Тихонова стала проверкой на вшивость, — говорит президент РОД Константин Крылов. — Действия, подобные горячевским, должны были получить нравственную оценку, и они ее получили. Для будущего движения важно, как будут относиться к людям, подобным Горячеву».
http://www.expert.ru/expert/2011/05/zhelayuschie-igrat-vserez/

Примечание:
Господин Жеребенков опять лжет. Отцу Тихонова никогда за всё время следствия и вплоть до настоящего времени не давали свиданий с сыном, и, похоже, не собираются их давать. Что касается т.н. «признаний» Тихонова, то на них следует остановится подробнее.
Ситуация с «признаниями» Тихонова совершенна прозрачна для человека не понаслышке сталкивавшегося с работай наших правоохранительных органов. Впервые Тихонов был допрошен в качестве подозреваемого через сутки после задержания. Затем в течении следующего месяца Тихонов еще несколько раз допрашивается (уже в качестве обвиняемого), с его участием проходит проверка показаний на меcте происшествия.
Почти все признательные показания Тихонова давались им в присутствии адвоката Скрипелева — того самого, который был обманом навязан Тихонову следователем Красновым. Того самого адвоката, который несмотря на грубейшие нарушения прав и интересов Тихонова в ходе производства следственных действий предпочитал не протестовать, а молчаливо одобрять действия следователей. Того самого, от которого Тихонов тут же отказался, когда ему стала понятна роль и методы работы такого «защитника». А какими методами (что потом приходится надевать мешки на голову при вывозе в суд) работает следствие с теми, кто не соглашается взять на себя чужую вину, увы всем хорошо известно.

Первое, что следует отметить в показаниях Тихонова — в ходе своих допросов Тихонов ни разу не сообщил следствию сведений, которые ранее следствию не были известны. Все детали преступления о которых сообщает следствию Тихонов стали известны следователю еще задолго до задержания Тихонова — из показаний очевидцев, просмотра видеосъемок, заключений экспертиз и пр. Так откуда Тихонову (отрицающему свое участие в убийстве Маркелова) стали известны подробности преступления? Думаю, ответ очевиден.
Второе. Не смотря на то, что Тихонов давал признательные показания, «признавался» он как-то странно. Признания Тихонова в отдельных деталях почему то противоречат объективным, не вызывающим сомнения обстоятельствам дела. Почему? Как мог преступник «забыть» обстоятельства совершенного им преступления? Почему показания Тихонова в некоторых досадных деталях противоречат показаниям свидетелей? Может быть у Тихонова было слишком мало времени что бы выучить требуемое «признание»?
Третье. Тихонов был задержан вместе со своей гражданской женой- Евгенией Хасис. При этом роль Хасис, согласно постановления о привлечении в качестве обвиняемого, свелась к «подаче Тихонову неустановленного следствием сигнала». Зачем понадобилось держать Хасис в Лефортово? Зачем надо было так откровенно «натягивать» в отношении нее обвинение? Все элементарно — Хасис это по сути единственный «рычаг» воздействия следствия на Тихонова. Зная об отношениях между Тихоновым и Хасис можно было не сомневаться, что Тихонов пойдет на любой самооговор ради Хасис. И следствие в данном случае не просчиталось.

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий