ВОЗРАЖЕНИЯ НА ДЕЙСТВИЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩЕГО
(в порядке ст. 234 ч.3 УПК РФ).

В ходе судебного производства по уголовному делу в отношении Н. Тихонова и Е. Хасис председательствующий в процессе судья Московского городского суда, вопреки требованиям УПК РФ занял по делу ярковыраженную обвинительную позицию которая выразилась в ряде грубейших нарушений принципа равенства и состязательности сторон.

1. Председательствующий допускает и поощряет выход за пределы предъявленного Н. Тихонову и Е. Хасис обвинения, стороной обвинения.
В ходе судебного заседания свидетелеи обвинения Донских И.В. (02.03.2011), Соколова С.И. ((01.03.2011), Васюнина И.В. (01.03.2011), Литинского А.Л. (01.03.2011) в ответ на вопросы со стороны потерпевших, обвинения и председательствующего неоднократно сообщали факты выходящие за пределы предъявленного Н. Тихонову и Е. Хасис обвинения, в частности рассуждая об антифашистских и анархических взглядах А. Бабуровой, наличии у А. Бабуровой и С. Маркелова наград и поощрений от различных организаций и учреждений, существовании некой «Русской игры» с итоговым заданием убить адвоката Маркелова, наличии у Тихонова татуировок и пр.
Таким образом председательствующий грубо нарушил требования ч.1 ст. 252 и ч.1 ст. 334 УПК РФ допустив до обсуждения в присутствии присяжных заседателей вопросы выходящие за рамки предъявленного обвинения и предусмотренных п. 1,2 и 4 ч.1 ст. 299 УПК РФ.
Более того, согласно предъявленного Н. Тихонову обвинения он совершил убийство А. Бабуровой с целью сокрытия убийства С. Маркелова проявляя при этом эксцесс исполнителя и выходя за рамки преступного сговора с остальными участниками преступления, то есть политические взгляды потерпевшей А. Бабуровой и подсудимого Н. Тихонова никак не связаны с мотивами по которым (согласно версии следствия) Н. Тихонов совершил убийство А. Бабуровой. Несмотря на это, председательствующий допустил до оглашения показания вышеуказанных свидетелей касающихся политических взглядов А. Бабуровой, ее профессиональной и общественной деятельности, круга знакомств и пр. Что так же свидетельствует о нарушении председательствующим требований ч.1 ст. 252 и ч.1 ст. 334 УПК РФ и п. 1,2 и 4 ч.1 ст. 299 УПК РФ.

2. Председательствующий допускает и поощряет оглашение очевидно недопустимых доказательств стороной обвинения.
Указанные выше свидетели обвинения неоднократно в своих показаниях делали утверждения о том, что подсудимые Н. Тхонов и Е. Хасис относятся к радикальным националистическим группировкам, в том числе ОБ-88, БОРН, Блад енд Хонор, «Русский образ», «Русский вердикт» и пр. а так же о том, что Н. Тихонов и Е. Хасис сами являются радикальными националистами и фашистами. Вместе с тем, ни один из свидетелей не смог указать на источник своей осведомленности по данным фактам ограничиваясь ответами о том, что об этом им (свидетелям) стало известно из Интернета или из СМИ. Таким образом очевидно, что показания свидетелей в этих частях не соответствуют требованиям ст. 75 УПК РФ о допустимости доказательств, прямо указывающей на недопустимость в качестве доказательства показаний свидетелей основанных на домыслах, слухах или сведениях источник которых неизвестен. Несмотря на очевидное нарушение требований УПК РФ о допустимости показаний свидетелей, председательствующий не прерывал допросы свидетелей, более того игнорировал и возражения защиты по данному поводу.

3. Председательствующий самовольно и незаконно ограничивает права адвокатов предусмотренные УПК РФ с целью лишения возможности осуществлять качественную подсудимых, своевременно и объективно обжаловать действия Председательствующего.
С целью ограничения возможности защиты по обжалованию действий председательствующего и принесения на них возражений в порядке ч.3 ст. 234 УПК РФ, а так же с целью недопущения оспаривания допустимости показаний свидетелей обвинения, судья Замашнюк, в нарушении п.7 ч.1 ст. 53 УПК РФ а так же ч.6 ст. 259 УПК РФ отказал защите в праве ознакомления с частями протокола судебного слушания и судебными материалами дела сославшись на какую-то инструкцию которая, видимо, по мнению судьи имеет приоритет перед требованиями УПК РФ.
В ходе судебного заседания 02.03.2011 года адвокат Небритов Г.Г. задал свидетелю Донских И.В. вопрос о том, каким образом свидетель Донских И.В. не зная Н. Тихонова (о чем свидетель сказал ранее) может давать ему такую подробную характеристику? Председательствующий указанный вопрос снял мотивируя это тем, что Небритов Г.Г. представляет на суде интересы подсудимой Е. Хасис и не может задавать вопросы касающиеся подсудимого Н. Тихонова а соглашение позволяет задавать ему вопросы только в отношении его подзащитной Е. Хасис. При этом суд умышленно игнорирует тот факт, что Н. Тихонов и Е. Хасис обвиняются в совершении преступлений в форме соучастия и, соответственно, любой вопрос касающийся одного подсудимого, затрагивает права и интересы второго подсудимого.
В ходе допроса свидетеля обвинения Литинского председательствующий самовольно, не основываясь на требованиях Закона, снял вопрос адвоката подсудимого Н. Тихонова А. Васильева о том, какой смысл свидетель вкладывает в термин «национализм». В то же время, председательствующий признал указанный вопрос допустимым в отношении свидетеля Донских поскольку он был задан адвокатом потерпевших Маркелова и Гога Карпинским. Данный факт явно указывает на наличие у председательствующего двойных стандартов в отношении сторон защиты и обвинения.
На первом заседании суда, в ходе дачи показаний подсудимым Н. Тихоновым председательствующий запретил ему сообщать о деле Рюхина в рамках которого Н. Тихонов находился в розыске и которое в конечном счете было прекращено в отношении Н. Тихонова в связи с невиновностью последнего в инкриминируемом преступлении. В то же время в дальнейшем когда о деле Рюхина сообщали вышеперечисленные свидетели обвинения председательствующий их не прерывал. Данное обстоятельство так же указывает на то, что председательствующий занял сторону обвинения и использует полномочия суда для того что бы обеспечить вынесение по делу именно обвинительного (а не объективного и непредвзятого) вердикта присяжных заседателей.

4. Председательствующий неоднократно выходит за пределы своих полномочий определяемых УПК РФ, в том числе и с целью ограничения прав стороны защиты.
Судья Замашнюк, отказывая в удовлетворении заявляемых защитой ходатайств и возражений на действия председательствующего неоднократно ссылался на ст. 355 УПК РФ которая, по мнению председательствующего запрещает обжалование его решений принимаемых по ходатайствам заявляемым защитой. В то же время, данная статья находится в Главе 43 УПК РФ «Апелляционное и кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу» которая, в свою очередь, является составной частью Раздела 13 УПК РФ «Производство в суде второй инстанции». Таким образом для любого юриста очевидно, что статья 355 УПК РФ регламентирует вопросы возникающие при рассмотрении дел во второй инстанции в то время как судья Замашнюк ведет процесс в отношении подсудимых Н. Тихонова и Е. Хасис в суде первой инстанции и применение ст. 355 УПК РФ в данном случае незаконно и невозможно.
В ходе заседания 03.03.2011 года судья Замашнюк освободил от участия в процессе адвоката Короткова-Гуляева представляющего интересы подсудимой Хасис. Это было сделано Замашнюком со ссылкой на ч.2 ст. 258 УПК РФ. В то же время указанная часть статьи таких полномочий председательствующему не предоставляет. В указанной статье идет речь о предоставлении суду права отложить судебное разбирательство если невозможно заменить защитника без ущерба для уголовного дела. В то же время вопросы замены (а не освобождения) защитника исчерпывающе рассмотрены в ст. 50 УПК РФ которая так же не предоставляет председательствующему по своей прихоти менять и отстранять защитников от участия в процессе. Более того, ограничения прав и свобод человека и гражданина (чем, безусловно является отстранение от участия в деле адвоката приглашенного по просьбе подсудимого) в соответствии со ст. 55 Конституции РФ возможно только на основании федерального закона только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В то же время каких либо Законов позволяющих председательствующему по собственной прихоти освобождать от участия в деле «неудобных» ему адвокатов в федеральных законах не прописано и не предусмотрено.

По мнению защиты, перечисленные факты свидетельствует о том, что председательствующий вопреки требованиям ст.15 и 244 УПК РФ фактически встал на сторону обвинения, систематически нарушая принцип равенства и состязательности сторон.

Адвокат А. В. Васильев
«09» марта 2010г.

В Квалификационную коллегию
судей города Москвы
адвоката Небритова Г.Г. 

Ж А Л О Б А
( на неправомерные действия
судьи Замашнюка А.Н. )

В Московском городском суде под председательством судьи Замашнюка А.Н. рассматривается уголовное дело по обвинению Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д., в котором я осуществляю защиту последней.
На протяжении всего процесса, начавшегося 21 февраля 2011 года, председательствующим в процессе Замашнюком А.Н. занята явно предвзятая позиция по отношению к стороне защиты, которая постоянно возражает на его действия в порядке ст. 243 ч. 3 УПК РФ и просит обеспечить равноправие и состязательность сторон в процессе. Однако судья, игнорируя просьбы защиты, создает благоприятную обстановку в процессе лишь стороне обвинения, вызывая при этом справедливое возмущение представителей защиты, которые расцениваются им как нарушения, влекущие за собой необоснованные предупреждения. Ведь правосудие должно быть справедливым. Этому служат, прежде всего, состязательность процесса, принципы равенства сторон и независимость суда, а соперничество формально равных сторон превращается в фарс, если судья пристрастен и необъективен, как в нашем процессе. Считаю, что в нашем процессе, судьей нарушены требования ст. 15 ч. 3 УПК РФ, указывающей на то, что суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения.

В ходе судебного заседания председательствующий неоднократно позволял себе высказывать своё негативное отношение к участникам процесса со стороны защиты в присутствии присяжных заседателей, что явно выходит не только за рамки требований УПК, но и придаёт процессу эмоциональную окраску, вызывая предубеждение у присяжных и дискредитирует адвокатов подсудимых в их глазах. Кроме того, судья Замашнюк А.Н. во время судебного заседания, неоднократно пытаясь подавить адвокатов подсудимых путём высказывания в их адрес угроз о направлении сообщений в адвокатскую палату и лишения их статуса адвоката, постоянно грубо прерывает защитников подсудимых в ходе заявления ими ходатайств и принесения возражений вопросами: «У вас всё?», «Вы закончили?». Также в ходе процесса судья запретил мне задавать вопросы свидетелям, касающихся Тихонова Н.А., объяснив это тем, что я осуществляю защиту Хасис Е.Д., хотя это не только не запрещено нормами действующего УПК РФ, но и явилось грубым нарушением закона с его стороны, т.к. ограничило сторону защиты в полноте осуществления предоставленных ей прав. По всей видимости, судья Замашнюк А.Н. позабыл, что Тихонов Н.А. и Хасис Е.Д. обвиняются в соучастии в убийстве. Но самое интересное, что это ни в коей мере не относится к стороне обвинения, представители которой постоянно перебивают и комментируют с места выступления других участников процесса, дают им оценку в присутствии присяжных заседателей, несмотря на неоднократные возражения стороны защиты и просьбы к председательствующему обеспечить равноправие и состязательность сторон в соответствии с ч. 1 ст. 243 УПК РФ.

3 марта 2011 года судьей Замашнюком А.Н. в открытом судебном заседании в присутствии представителей прессы, в нарушение требований УПК РФ и Кодекса судебной этики, и явно выходящего за рамки судебного заседания, был устроен допрос адвокатов Небритова Г.Г.и Васильева А.В. Целью этого допроса являлось выяснение обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому им уголовному делу и касающихся, появившихся угроз в адрес судьи в интернете.
Судья Замашнюк А.Н. в категорической форме стал требовать от меня и моего коллеги адвоката Васильева А.В. объяснений по данному факту, а также сообщить ему информацию о том, кто производит наблюдение за его домом, и рассказать откуда на этом сайте (название которого Замашнюк не сообщал) информация о ходе процесса с указанием хронометража, будучи твёрдо уверенным в том, что мы причастны к этому, а на наше недоумение по существу задаваемых нам вопросов, суть которых было сразу очень трудно понять, его явно не устраивало.
Поняв, что от нас с Васильевым А.В. ему не удастся получить «чистосердечного признания», Замашнюк А.Н. решил поменять тактику допроса и переключился на наших подзащитных Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д., требуя от них назвать лиц, причастных к поступившим в его адрес угрозам, а также, кто именно из числа их знакомых собирается прийти в суд и поддержать их, и кто из них высказывает просьбы сообщить им адрес его места жительства?
Но, не получив и здесь ожидаемую им «явку с повинной», судья Замашнюк А.Н. пошел ещё дальше, недвусмысленно намекая на то, что мы с Васильевым А.В. вместе с нашими подзащитными напрямую связаны с лицами, интересовавшимися его личными данными и высказывающими угрозы в его адрес.

Сообщив судье Замашнюку А.Н., что фашистом не являюсь, я обратил внимание, что «общественное мнение, возможная критика деятельности судьи не должны влиять на законность и обоснованность его решений» (п. 3 ст. 4 Кодекса судейской этики). После чего, расценив обвинения со стороны Замашнюка А.Н. в мой адрес как личное оскорбление, я был вынужден заявить об этом во всеуслышание, надеясь, что хотя бы напоминание о том, что он давно уже вышел за рамки предоставленных ему полномочий и находится в судебном заседании. Весьма сожалею, что в тот момент, понимая, что нахожусь в зале суда, я не смог дать достойный ответ Замашнюку А.Н. ни за себя, ни за свою мать — инвалида Отечественной войны, ни за отца — полковника пограничника, боровшегося в послевоенные годы с украинскими националистами- «бандеровцами», воспитывавшегося во время войны в Суворовском военном училище, так как его отец — офицер пограничник пропал без вести. Этот выпад судьи Замашнюка А.Н. в мою сторону напоминает избиение беззащитного гражданина полицейским, уверенным в своей безнаказанности и твёрдо знающим, что тот не сможет ему ответить. Но всё это, увы, не возымело на судью Замашнюка А.Н. должного действия, да и зачем, ведь он же судья и у него есть мантия, а на какого-то адвоката, пусть он и является участником процесса, обращать внимания не стоит, как и на Кодекс судейской этики, обязывающего каждого судью придерживаться «высоких норм судейской этики и лично соблюдать эти нормы»! Каждого, но не его самого! Похоже, что судья Замашнюк А.Н., позабыв требования ст. 1 Кодекса судейской этики о том, что он «в своей профессиональной деятельности обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, руководствоваться Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и другими нормативно-правовыми актами, правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, общепринятыми нормами морали, способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда», посчитал, что может пренебречь и требованиями ст. 4 того же Кодекса, обязывающей его «исходить из того, что защита прав и свобод человека и гражданина определяет смысл и содержание деятельности органов судебной власти (п.1), «быть беспристрастным» (п.2), а самое главное «должен быть терпимым, вежливым, тактичным и уважительным в отношении участников судебного разбирательства» (п.4).
Кроме вышеизложенного судья Замашнюк А.Н. в том же процессе, очевидно в пылу проводимого им допроса адвокатов, совсем забыл, что в ходе судебного заседания, с его личного разрешения участниками процесса и представителями СМИ ведётся постоянная аудиозапись, допустив высказывания, свидетельствующие о сформировавшемся у него негативном мнении в отношении подсудимых, чего он ни в коем случае в соответствии с требованиями действующего законодательства не имел права делать! Но при этом, завершая судебное заседание, обратился к оставшимся в зале немногочисленным представителям СМИ, чтобы сведения, о заключительной части заседания, в которой он позволил себе допрос адвокатов, не попали в прессу. Скорее всего, что на данном этапе, судья Замашнюк А.Н. наконец-то стал понимать, что позволил себе «немного» лишнего, «совсем чуть-чуть» отклониться от закона и этических норм, оскорбив при этом участника процесса в моём лице «всего лишь самую малость», а заодно и мою подзащитную Хасис Е.Д., заявившую об этом во весь голос в ответ на его вопросы к ней, которые также звучали в оскорбительной форме.

Всё вышеизложенное заставляет сделать вывод либо об отсутствии беспристрастности судьи в отношении подсудимых, либо в его недостаточной квалификации, необходимой для надлежащего исполнения обязанностей по осуществлению правосудия, что умаляет авторитет судебной власти и ставит под сомнение объективность и независимость судьи Замашнюка А.Н., прерогативой в действиях которого является не исполнение требований закона, а служебно- карьерные мотивы при осуществлении правосудия.
Считаю, что действия судьи Замашнюка А.Н. нарушают требования ст. ст. 1, 2, 4 и 7 Кодекса судейской этики и могут быть квалифицированы как дисциплинарный проступок.
Прошу уважаемую коллегию рассмотреть мою жалобу в порядке, установленном ст. 22 ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и, при подтверждении изложенных мною фактов, в соответствии с полномочиями, предоставленными Вам п.8 ч.2 ст. 19 ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», привлечь федерального судью Замашнюка А.Н. к дисциплинарной ответственности, предусмотренной ч.1 ст.12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации».

Адвокат Г. Г. Небритов
«09» марта 2010г.

В Московский горсуд от адвоката Васильева А.В.
в защиту подсудимого Тихонова Н.А.

З   А   Я   В   Л   Е   Н   И   Е
(об отводе судьи Замашнюка А.Н.
в порядке ст. ст. 61 ч.2,  62 ч.2 и 64 УПК РФ)

В Московском городском суде под председательством судьи Замашнюка А.Н. рассматривается уголовное дело по обвинению Н.А. Тихонова и Е.Д. Хасис в совершении преступлений, предусмотренных  ст.ст. 105, 222 и 327 УК РФ.

Ранее в отношении судьи Замашнюка А.Н. стороной защиты (адвокатом Небритовым Г.Г.) уже подавалась жалоба в Квалификационную коллегию судей города Москвы, которая также была поддержана мной – адвокатом Васильевым А.В. К сожалению указанная жалоба до настоящего времени какого- либо влияния на поведение судьи Замашнюка А.Н. в процессе не оказала. Председательствующий Замашнюк А.Н. продолжает грубо игнорировать требования Законодательства РФ, нарушать права подсудимых и стороны защиты, а также норм поведения судей, сформулированных в Кодексе судейской этики.  Не стало исключением и заседание, проведенное 09.03.2011 года.

Так, игнорируя принцип равенства и состязательности сторон, пределы судебного разбирательства, установленные УПК РФ и требования к процессу с участием присяжных заседателей, судья Замашнюк А.Н. продолжал игнорировать систематические нарушения требований УПК РФ со стороны обвинения и потерпевших по делу. В частности, сторона потерпевших неоднократно задавала свидетелям вопросы, которые явно выходили за границы предмета судебного разбирательства, носили наводящий характер и содержали в себе упоминание доказательств, не изучавшихся в присутствии присяжных заседателей. В частности:

Вопрос потерпевшего Эдуарда Бабурова свидетелю обвинения Д. Стешину (время на аудиозаписи 1:45:10)— «Почему в ваших публикациях отсутствует критика фашистов?»

Публикации свидетеля Д. Стешина не являлись и не являются предметом исследования по настоящему делу. Вопрос содержит ссылку на неисследованные доказательства, а также императивное утверждение о том, что публикации Д Стешина не содержат «критики фашистов», несмотря на то, что истинность такого спорного утверждения не подтверждена объективными доказательствами по делу и является субъективной и предвзятой оценкой публикаций Д. Стешина  самим потерпевшим Э. Бабуровым.  Вопрос носит манипулятивный характер и направлен на создание у присяжных предубеждения в отношении свидетеля Д. Стешина, как о человеке симпатизирующем  «фашистам».

Вопрос потерпевшего Эдуарда Бабурова свидетелю обвинения Д. Стешину (время на аудиозаписи 1:44:05) – Почему ваш живой журнал называется Криг42, что в переводе с немецкого называется война 42 года?

В материалах рассматриваемого дела отсутствуют какие- либо сведения о том, что у Д. Стешина есть «Живой Журнал» с упомянутым названием. Так называемый «перевод» названия, выполненный потерпевшим Э. Бабуровым некорректен и объективно не соответствует действительности. Вопрос по своей сути выходит за пределы обстоятельств, исследуемых в рамках настоящего процесса, поскольку в предъявленном Н. Тихонову и Е. Хасис обвинении не упоминается не только Живой Журнал Д. Стешина, но и сам Д. Стешин,  и носит наводящий характер. Вопрос является манипулятивным и направлен на создание у присяжных предубеждения в отношении свидетеля Д. Стешина, как о человеке симпатизирующем Гитлеровской армии.

Вопрос потерпевшего Эдуарда Бабурова свидетелю обвинения Д. Стешину (время на аудиозаписи 1:43:45) Принимали ли Вы участие в подготовке концерта 4 ноября 2009 года с участием групп «Хук справа» и «Коловрат»?

Вопрос содержит информацию об обстоятельствах, не исследованных и не подлежащих исследованию в рамках настоящего процесса (концерт групп «Коловрат» и «Хук справа»). Вопрос носит манипулятивный характер и направлен на создание у присяжных предубеждения в отношении свидетеля Д. Стешина, как о человеке, имеющем отношение к указанным праворадикальным музыкальным группам.  То есть вопрос по своей сути выходит за пределы обстоятельств, исследуемых в рамках настоящего процесса. Содержит неисследованные и недоказанные утверждения. Носит наводящий характер.

Ни за один из указанных вопросов Эдуарду Федоровичу Бабурову предупреждение объявлено не было, более того, ни один из указанных вопросов не был снят председательствующим!

В конечном счете с молчаливого согласия судьи Замашнюка А.Н. потерпевшая Л. Бабурова опустилась до откровенной лжи и, злоупотребив  правом задавать вопросы свидетелю Д. Стешину, сделала в присутствии присяжных заседателей заявление о том, что «Во время судебного заседания по продлению срока содержания под стражей Хасис, осмотревшись по сторонам, послала «зигу»!» и это, якобы, было видно на каком-то мифическом «видеоролике» (время на аудиозаписи 1:08.10). Только после активных возражений со стороны защиты судья Замашнюк А.Н. соблаговолил формально напомнить присяжным заседателям о том, что «по обстоятельствам, не исследованным в заседании, вопросы и ответы на них не должны учитываться присяжными заседателями».

В дальнейшем в ходе дачи показаний потерпевшие Э. Бабуров и Л. Бабурова с молчаливого одобрения судьи Замашнюка А.Н. вообще не утруждали себя соблюдением каких-либо требований УПК РФ. В присутствии присяжных заседателей они долго и эмоционально рассказывали о личности убитой А.Бабуровой и собственной нелегкой судьбе, дополняя все это цитированием писем, якобы написанных А. Бабуровой (которые не осматривались, не приобщались к материалам дела и не признавались вещественными доказательствами), и собственными фантазиями и измышлениями, не имеющими никакого отношения ни к существу дела  ни к предъявленному обвинению.

В то же время мне, адвокату А.В. Васильеву, было объявлено предупреждение за постановку перед свидетелем обвинения Д.Стешиным наводящего вопроса, причем сделано это было в присутствии присяжных заседателей в оскорбительной форме:

(время на аудиозаписи 2:16:50)

-Вопрос Васильева к свидетелю Д. Стешину: На момент 17 ноября Вы уже обнаружили паспорт Тихонова?

-Ответ свидетеля Д. Стешина: «Нет»

Вопрос Васильева: Скажите, пожалуйста, а не отсутствие ли у Вас паспорта Тихонова помешало Вам отдать паспорт Тихонова следователю Петрову?

-Заявление председательствующего Замашнюка А.Н.: «Обращаю внимание адвоката Васильева на постановку наводящего вопроса, который недопустим, и вы сейчас смотрите на меня, улыбаетесь, при этом заявляете наводящий вопрос, при этом получаете на него ответ. Александр Витальевич, вам объявляется предупреждение за недопустимость постановки наводящего вопроса в присутствии коллегии присяжных».

Это «загадочное» поведение судьи Замашнюка А.Н. объясняется тем, что председательствующий просто решил свести со мной счеты за письменные возражения на действия председательствующего, заявленные мной в начале судебного заседания.

В конечном счете судья Замашнюк А.Н. не счел необходимым соблюдать объективность и беспристрастность даже на словах, честно и прямо, в присутствии присяжных заседателей  указав на причину, по которой он  закрывает глаза на нарушения, допускаемые стороной обвинения, и всеми возможными средствами саботирует работу стороны защиты:

(время аудиозаписи 2:07:30)

— Вопрос адвоката А. Васильева свидетелю Д. Стешину: Известно ли Вам, являлся ли ветеран ВОВ, которому оказывала помощь Е. Хасис в рамках деятельности «Русского вердикта», русским националистом?

— Заявление судьи Замашнюка А.Н.:  «Еще раз обращаю внимание присяжных заседателей на то, что предметом доказывания в настоящем процессе является ДОКАЗАТЬ НАЛИЧИЕ у Хасис и Тихонова наличие националистических взглядов  и идей радикальных взглядов на основании нетерпимости, идеологической ненависти и вражды к лицам, в том числе Маркелову, придерживающихся антифашистской идеологии».

То есть судья Замашнюк А.Н. прямо и искренне заявляет о том, что он целиком и полностью занял сторону обвинения, то есть полностью изжил в своей деятельности объективность и беспристрастность которую требует от председательствующего ч.3 ст. 15УПК РФ гласящая, что  суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Согласно ч.2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела. Заявление судьи Замашнюка А.Н. о том, что целью судопроизводства является доказывание позиции стороны обвинения не оставляет у стороны защиты никаких сомнений в необъективности и предвзятости решений принимаемых судьей Замашнюком А.Н. В свою очередь это можно объяснить только наличием в действиях председательствующего личной заинтересованности в исходе дела и вынесении по нему обвинительного приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 53 ч. 2 п. 8 УПК РФ, я заявляю отвод судье Замашнюку А.Н. от участия в производстве по уголовному делу в отношении Хасис Е.Д. и Тихонова Н.А.

Адвокат А. В. Васильев
«15» марта 2010г.

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий