11.25. Заседание начинается с допроса Михаила Маркелова (сразу в присутствии присяжных, хотя свидетелей защиты допрашивают в два этапа – первый раз без присяжных, прим.), признанного потерпевшим по этому делу. Сообщает, что работает сейчас начальником Департамента по вопросам внутренней политики аппарата полпреда Президента РФ в СКФО (ранее М.Маркелов известен как депутат от партии «Родина»).

11.30. Присяжная №9 попала в больницу, её место занимает запасной присяжный-мужчина.

11.40. Михаил Маркелов сообщает, что об убийстве брата узнал из сообщений по телевизору. «Брат был аполитичен до мозга костей, не состоял ни в одной политической партии или в движении. У нас было правило – не лезть в дела друг друга». Говорит, что брат просил его через свои связи предоставить ему частную охрану, но потом передумал. Охрана нужна была в связи с угрозами – «угрозы могли быть либо по делу Буданова, либо из-за связей с антифа». Рассказывает, что Станислав Маркелов сотрудничал с «Мемориалом» и «Совой».

12.00. Адвокат обвинения Жеребенков: какое отношение Станислав Маркелов имел к антифа? М.Маркелов: у него были там друзья, я ему говорил что и там и там – есть отморозки (и в антифа, и у их оппонентов, прим.).

12.15. Судья Замашнюк уточняет, какова была цель его заявлений в СМИ о том, что убийство брата раскрыто. М.Маркелов: от следствия я располагал всем объемом информации, знал, за кем они следят (ранее Маркелов в СМИ утверждал, что вел собственное расследование убийства брата, прим.). «Публикуя интервью, я ожидал, что эти люди выйдут из этой квартиры и будут задержаны» (интервью вышло 27 октября 2009 года, прим.).

12.25. Васильев просит огласить протокол допроса Маркелова на следствии, где он говорит, что про угрозы брату ему ничего не известно. Оглашают при присяжных.

12.30. Адвокат Жучков: от кого из следственных работников вам стало известно, кто подозревается в данном преступлении? Маркелов: от следователя, фамилию не помню. Жучков: знали ли вы, что за подсудимыми до вашего заявления ведется наблюдение как за лицами, подозреваемыми в причастности к убийству? Маркелов: да, я об этом знал и попросил показать мне протокол, что прослушивание законно (Согласно постановлению суда, обыск в квартире Тихонова проводился как нетерпящий отлагательства, однако свидетель Маркелов подтвердил, что у следствия задолго до задержания были подозрения в отношении Тихонова, прим.).

12.40. Вызывается свидетель Евгений Левкович, корреспондент журнала «The New Times». По ходатайству обвинения допрос проводится без участия присяжных заседателей. Судья постановляет допросить свидетеля только по вопросу прояснения местонахождения свидетеля Горячева. Левкович сообщает, что Горячев лично предоставил ему нотариально заверенный отказ от своих показаний. Гособвинение заявляет, что свидетель вызван защитой для воздействия на СМИ. Адвокат Васильев поясняет, что сторона защиты не располагает информацией о местонахождении Горячева, т.к. он взят под защиту по программе защиты свидетелей, в то же время судья уже заявлял, что суд предпринимал попытки вызвать Горячева в суд для дачи показаний, однако они не увенчались успехами – и вот в суд пришел человек, владеющий информацией о местонахождении Горячева и его следует допросить по известным ему обстоятельствам дела.

12.55. Хасис указывает, что свидетель сам работник СМИ и заявление обвинения, что он вызван специально для произведения впечатления на СМИ, абсурдно. Адвокат Жучков просит разрешить свидетелю Левковичу огласить заявление Горячева об отказе от показаний, данных под давлением, для присяжных. Замашнюк отрезает, что допрос свидетеля возможен только по вопросу установления местонахождения свидетеля Горячева, но не по существу заявлений Горячева и только в отсутствии присяжных.

13.05. Свидетель Левкович поясняет, что ему со слов Горячева с которым он лично общается через сеть Фэйсбук (там Горячев фигурирует под своим именем) и по средством видеоконференций по скайпу, ему известно, что Горячев находится за границами РФ. Васильев: Вы можете пригласить Горячева в суд? Левкович: пригласить можно, но он не придет. Он заявил мне об этом накануне моего допроса. Адвокат Небритов: а когда он покинул страну? Левкович: в прошлом году, под давлением сотрудников ФСБ. Тихонов уточняет: это сотрудники ФСБ вынудили его покинуть страну или он сам так решил? Левкович: он сам принял это решение, с его слов потому, что у него не было другого выхода.

13.10. Вопрос Маркелова: Как свидетель пересекал границу? Левкович: он сообщил, что его задержали на границе, но потом отпустили. Так же сообщает, что Горячев ему сообщил, что направил в адрес суда письменный отказ от своих показаний на следствии почтой и у него есть подтверждающая квитанция. Уточняет, что Горячев ему не друг и у них противоположные политические взгляды — «Просто я почему то оказался практически единственным журналистом, кто хочет разобраться в этом деле». Жеребенков: А вы уверены, что общаетесь именно с Горячевым? Левкович: мы через скайп общаемся по видеосвязи.

13.20. Левкович сообщает суду, что Горячев готов дать видеопоказания в суде, но оттуда, где он сейчас находится – с его слов в одной из стран Восточной Европы. Судья указывает, что показания свидетеля по видесвязи возможно только при условии нахождения свидетеля на территории РФ. В допросе свидетеля в присутствии присяжных отказано.

14.30. После перерыва начинается допрос свидетеля Барановского Алексея. Будет проходит в два этапа – без присяжных, а затем с ними. Прокуратура возражает против допроса свидетеля вообще. Сообщает, что знаком с обоими подсудимыми, с Тихоновым вместе работали в журналистике (в газетах «Реакция» и «Аргументы недели»), с Хасис — друзья, вместе работали в правозащитной организации «Русский вердикт». Подсудимые подтверждают данную информацию.

14.40. Барановский сообщает суду об обстоятельствах знакомства с Тихоновым и Хасис. С Тихоновым познакомились в Госдуме в 2004-2005 гг., когда свидетель был помощником депутата, а Тихонов – парламентским корреспондентом информационного агентства. С Хасис познакомились в 2007-2008 гг. «Сначала я пытался за ней ухаживать, но потом когда узнал, что у нее есть молодой человек, наши отношения перешли в дружеский формат».

14.45. В день убийства Маркелова вместе с Хасис покупал коллекционное шампанское для своего дня рождения в гипермаркете «Матрица» недалеко от метро «Тимирязевская». Барановскому позвонили и сообщили об убийстве. Он рассказал об этом Хасис и они обсудили, кто может стоять за убийством — «чеченцы или Химки». В этот момент они были в магазине. «Я хорошо помню 19 января 2009 года, так как 20 января мой день рождения. В этот день я ходил вместе с Хасис покупать шампанское. Мы встретились 19 января в светлое время суток — не раньше 12 часов утра и не позже четырех часов дня и отправились в магазин. Об убийстве Маркелова мы узнали, находясь в магазине, я сообщил эту новость Хасис». Свидетель пояснил, что недалеко от гипермаркета располагался офис консалтингового агентства в котором он в тот момент работал и о большом выборе шампанского в том магазине он хорошо знал, т.к. часто его посещал по пути на работу.

14.55. Свидетель сообщил, что Хасис занималась в «Русском вердикте», в том числе мониторингом фактов проявления радикального национализма для борьбы с этим «негативным явлением». Он уточнил, что борьба с радикальным национализмом велась в рамках научных конференций и круглых столов, он озвучивал на них позицию «Русского вердикта» по этому явлению. «Мы изучали это явление, чтобы знать то явление с которым нужно бороться, чтобы понимать что движет людьми. Мы пришли к выводу, что чтобы снизить градус радикальных проявлений, нужно давать националистам легальные способы проявления своих взглядов».
Барановский так же добавил, что фотографии отрубленной головы и заявления от имени «Боевой организации русских националистов», обнаруженные в ноутбуке Хасис, были обнаружены им в интернете и направлены ей по электронной почте в рамках её работы по составлению мониторингов проявлений радикального национализма. Фотографии судей Мосгорсуда и информация об уголовных делах из открытых источников так же была передана Барановским Хасис для составления мониторингов и баз данных.

15.00. Барановский рассказывает, что в конце августа или начале сентября 2010 года к нему около 12 ночи внезапно приехали Горячев с Ерзуновым, они встретились на шоссе недалеко от его места жительства. «Горячев очень нервничал, сказал, что дал против Тихонова «плохие показания». Барановский очень удивился, зная, что они с Тихоновым друзья. Горячев пояснил ему, что был вынужден оговорить Тихонова, т.к. «его самого подставили». Горячев сообщил, что передал Тихонову некую «стремную вещь» и из-за нее его самого могут привлечь к делу в качестве соучастника.

15.10. Адвокат Небритов задает уточняющие вопросы: что было надето на Хасис 19 января 2009 года, когда они ходили за шампанским? Барановский: она носила кроссовки даже зимой (утепленные) — сапоги она не любила, голубые джинсы. «Кэшелс стайл такой. Спортивную одежду предпочитала солидных брэндов». Верхняя одежда — черное пальто без капюшона, одежду ярких расцветок не любила. Головные уборы тоже обычно не носила. Адвокат Васильев: кто-то еще может подтвердить, что вы 19 января вместе покупали шампанское? Барановский: как минимум 2 человека еще знали об этом, один из них — сам Васильев и его близкая подруга Ольга Касьяненко, которая в тот момент лежала в роддоме и готовилась к родам, а Барановский звонил ей и подбадривал, рассказывая новости, в том числе о том, как готовится к празднованию собственного дня рождения.

15.25. Барановский сообщает, что ведет с подсудимыми переписку и собирает для Хасис продуктово-вещевые передачи, поскольку она осталась без родителей. Адвокат обвинения Карпинский: сообщали ли вы кому-нибудь об алиби Хасис? Барановский: нет, я боялся утечки этой информации, т.к. опасался что на меня окажут давление как на Горячева, чтобы я изменил показания. Судья прерывает. По ходатайству обвинения оглашаются протоколы допросов Барановского на следствии в связи с имеющимися противоречиями. Защита возражает, что противоречий нет – есть дополнение показаний. Допросы оглашаются.

15.40. Барановский уточняет, что с Хасис встречались и общались регулярно. Судья Замашнюк: а то, что Хасис 2 года под стражей из-за того, что вы прежде не довели эту информацию, это как? Барановский: я опасался, что на меня окажут давление. Прокурор Лактионов: а на кого из свидетелей еще оказывалось давление? Барановский: мне известно о Горячеве и Ерзунове. Замашнюк внезапно сообщает, что в распоряжении суда имеются два заявления Горячева — одно нотариально заверенное и одно рукописное и «в свое время их содержание будет до участников процесса доведено».

15.50. Судья Замашнюк: а вы лично посещали процессы Мосгорсуда? Барановский: я как журналист освещал дело Невзлина со стороны обвинения. Далее описывает убеждения Тихонова и Хасис. О Тихонове: «Он журналист, его оружие – перо». Убеждения Тихонова можно назвать антифашистскими — он писал цикл статей к 60-летию Победы (2005 год). Судья прерывает. В современном контексте Тихонов высказывался критически относительно происходящих в России миграционных процессов и высказывал сожаление относительно дисгармонизации межнациональных отношений в стране. Так же говорил о непростом положении русского народа, об опасности исламизации, но ничего радикального не высказывал. «Обвинения, предъявленные Тихонову, не соответствуют его характеру». Свою позицию и позицию Хасис Барановский называет «правозащитным национализмом» — «это желание чтобы русские не ущемлялись в правах перед другими группами – требование равенства всех перед законом, независимо от национальности и вероисповедования».

16.20. Прения сторон по допустимости допроса свидетеля в присутствии присяжных. Жеребенков называет Барановского лжецом, тот заявляет, что адвокат обвинения его оскорбляет. Замашнюк предлагает Барановскому подать в суд на Жеребенкова.

17.20. Судья постановляет допросить Барановского в присутствии присяжных по ограниченному кругу вопросов. Барановский вновь рассказывает о деятельности Хасис в «Русском вердикте». Упоминает дело ветерана Великой Отечественной войны Григория Андреева у которого отобрали медали – Хасис помогала ветерану восстанавливать награды. Судья: это другой период времени, который не исследуется в суде. Барановский: это тот период, восстановление медалей – процесс длительный и Хасис контролировала прохождение документов.

17.30. О подложных документах, которыми пользовался Тихонов свидетелю ничего не известно. О торговле оружием: я знаю, что свидетель Горячев передал Тихонову некую «стремную вещицу». Судья снимает вопрос и ответ. Повторяет рассказа об обстоятельствах покупки шампанского с Хасис 19 января 2009 года. Подчеркивает, что в ходе предварительного следствия не рассказал об этих обстоятельствах, т.к. опасался давления со стороны спецслужб и на протяжении всего следствия ему поступали различные угрозы. Судья прерывает, услышав слово «угрозы». Повторяет иные ранее сказанные подробности. Конкретизирует деятельность Хасис в «Русском вердикте»: «Она занималась в организации делопроизводством и документооборотом: сводила вместе информацию и материалы, которую я ей присылал». Дополнительно сообщает, что «Русский вердикт» — официально зарегистрированная межрегиональная правозащитная организация, которая не ведет политической деятельности.

18.00. Заседание завершает длительным пространным монологом Замашнюка об ответственности прессы. Внезапно упоминается нано-чат Барановского и его фразы про «торпеды» в коллегии присяжных (приглашаем судью Замашнюка принять участие в нано-чате в ближайшие выходные, прим.).

18.30. Допрос свидетеля Барановского не завершен и будет продолжен в четверг 7 апреля в 11.00.

http://bb-mos.livejournal.com/673007.html

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin 1 COMMENT

Комментарий



подписей

  1. фёдоров виктор николаевич:

    Добросовестно прочёл всю информацию по делу.ОЧЕВИДНО-НЕ ВИНОВНЫ!!!