Глава правозащитного центра «Русский вердикт» Алексей Барановский во вторник сообщил на заседании Мосгорсуда, что у обвиняемой по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова есть алиби, так как в момент совершения преступления она вместе с ним покупала шампанское, передает корреспондент Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ / infosud.ru) из зала суда.
«Я хорошо помню 19 января 2009 года, так как 20 января мой день рождения. В этот день я ходил вместе с Хасис покупать шампанское. Мы встретились 19 января не раньше 12 часов утра и не позже четырех часов дня и отправились в магазин. Об убийстве Маркелова мы узнали, находясь в магазине, я сообщил эту новость Хасис», — рассказал Барановский.
Он добавил, что Хасис участвовала в деятельности «Русского вердикта», выявляя факты радикального национализма для последующей борьбы с ним. Он уточнил, что борьба с радикальным национализмом велась в рамках научных конференций и круглых столов. «Чтобы снизить градус радикальных проявлений, нужно давать правым легальные способы проявления своих взглядов», — заявил свидетель.
Он добавил, что фотографии отрубленной головы и заявления от имени «Боевой организации русских националистов», обнаруженные в ноутбуке Хасис, были обнаружены им в интернете и переданы ей в рамках работы по выявлению радикального национализма.
http://www.rian.ru/justice/20110405/361305311.html

Судья: а то, что Хасис 2 года под стражей из-за того, что вы прежде не довели эту информацию, это как?
А.Барановский: я опасался, что на меня окажут давление.
Лактионов, ехидно: а на кого из свидетелей еще оказывалось давление?
АБ: мне известно о Горячеве и о Ерзунове.
О Тихонове: «Он журналист, его оружие — перо». Убеждения НТ назвал скорее антифашистскими (в нормальном человеческом смысле, а не в том, в каком употребляет это слово «антифа»). Он писал цикл статей к 60-летию Победы (2005 год).
Свою позицию и позицию ЕХ называет «правозащитным национализмом»: желание чтобы русские не ущемлялись в правах перед другими группами — Желание равенства всех перед законом.
http://twitter.com/rod_ru

 

Пояснения «Русского вердикта»:

В ходе судебного заседания по делу Тихонова и Хасис 05.04.2011 года свидетель защиты — Алексей Барановский сообщил суду о том, что в момент убийства С.Маркелова и А.Бабуровой подсудимая Е.Хасис находилась вместе с ним (Барановским) и соответственно не могла принимать участие в слежке за С.Маркеловым.
Тут же возник вопрос- почему Барановский сообщил об этом только сейчас а не на следствии в ходе дачи показаний в качестве свидетеля? Разберем аргументы «за» и «против» такой затяжки во времени.

Итак, стратегическая задача защиты — добиться оправдания Тихонова и Хасис по обвинению в соучастии в убийстве Маркелова и Бабуровой. Для этого защита имеет право использовать любые незапрещенные законом способы и средства, в том числе и свидетельские показания. В ходе допроса в качестве свидетеля А.Барановскому вопрос о том где он был и что делал 19 января 2009 года следователем не задавался. Таким образом, у Барановского (который как свидетель не мог отказаться отвечать на вопросы следователя или давать ложные показания) не было обязанности самостоятельно сообщать следователю об этом. Таким образом, «придерживая» до поры информацию об алиби Хасис, свидетель А.Барановский никаких законов не нарушал.

Теперь давайте разберемся, что было бы, если бы Барановский сообщил об алиби Хасис непосредственно на первом же допросе у следователя? Прежде всего, ни у кого (в том числе и самого Барановского) не возникает и не возникало ранее сомнений в ангажированности и политизированности следствия. Задача следствия по этому делу — доказать вину Тихонова и Хасис в убийстве вне зависимости от того — они ли действительно убили Маркелова и Бабурову или нет. Соответственно, сторона обвинения ни на следствии, ни на суде не стесняется в выборе средств и методов доказывания.

Предположим, что Барановский говорит об алиби Хасис следователю задачей которого является доказать виновность Тихонова и Хасис любой ценой. Очевидно, что данная информация — это осиновый кол в могилу следствия, а раз так, то задачей следствия будет любым способом от нее избавится. Что предпримет в этом случае следствие? Ответ очевиден: во-первых, сам протокол допроса Барановского в котором зафиксированы такие «неудобные» факты- «потеряется». Вы скажете что такое невозможно? Ничего подобного, в деле Тихонова и Хасис уже «потерялась» экспертиза по окуркам, изъятым с места происшествия, которая ни на одном из 140 исследованных окурков не смогла найти слюны Евгении Хасис. Таким образом, и этот протокол допроса так же полетел бы в мусорную корзину.

Далее, раз уж следствие выявило такого неудобного свидетеля, логично было бы его нейтрализовать. Как это можно сделать? Да как угодно, самое простое и очевидное — запугать и заставить изменить показания, как ранее следствие успешно запугало свидетелей Ерзунова и Горячева, или как смогло силой и угрозами здоровью жены вырвать признание у самого Тихонова. Впрочем, даже если это не удастся, в отношении свидетеля Барановского всегда можно сфабриковать дело по какой-нибудь 282-ой статье (такие угрозы в отношении Барановского поступали от компетентных органов уже неоднократно), благо эта статья присяжным неподсудна, а значит обвинительный приговор и пара лет отсидки Барановскому гарантированы.

В то же время, стороне защиты и самому А.Барановскому было очевидно, что уголовное дело в отношении Тихонова и Хасис подсудно суду присяжных, а это одна из немногих возможностей получить по делу справедливый (а не написанный заранее) приговор. Что для этого нужно? Нужно донести до присяжных эту ценную информацию, для того чтобы они и только они могли оценить достоверность алиби Хасис вкупе с остальными доказательствами ее вины и невиновности. Ну а уж после того, как эта информация прозвучит в зале суда, какое либо давление на А.Барановского со стороны следственных органов не будет иметь смысла — заявление уже сделано и услышано присяжными.

События судебного заседания 05.04.2011 года полностью подтвердили правильность такого расчета. После заявления А.Барановского сторона обвинения, вместе с примкнувшим к ней адвокатом Жеребенковым, попыталась любым способом заткнуть рот свидетелю Барановскому. Единственным аргументом обвинения были истеричные (другого слова к этому подобрать нельзя) вопли о том, что Барановский врет. Ничего умнее и обоснование обвинение придумать не смогло и не пыталось (есть ли у кого-то сомнения в том, что со стороны следователя Краснова была бы другая реакция?). Однако деваться было некуда, и допрос А.Барановского с участием присяжных заседателей состоялся. Сторона обвинения, впрочем, не унимались и пустилась в долгие пространные рассуждения о том, что именно по вине Барановского-де Хасис «отсидела в СИЗО два с половиной года» (на самом деле — полтора). Послушать их, так получается, что сразу после дачи показаний Барановским на стадии следствия следователь Краснов, умываясь слезами раскаяния, должен был лично бежать отворять двери Лефортовской темницы и молить Хасис о прощении.

Однако и в этом случае сторона обвинения вновь показала себя фантазерами и демагогами. Потому что ничего не мешает тому же прокурору Локтионову тут же снять с Хасис обвинения в убийстве, или что мешает председательствующему Замашнюку по собственной инициативе отменить в отношении Хасис меру пресечения — содержание под стражей? Было это сделано в ходе заседания? Нет, не было. Таким образом, популизм обвинения вновь был опровергнут их же собственными действиями.

В итоге не возникает сомнений — дача показаний Барановским о наличии у Хасис алиби именно сейчас в присутствии присяжных заседателей является единственно возможным и безопасным способом сообщить правду об имевшихся в действительности обстоятельствах.

http://rusverdict.livejournal.com/110317.html

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий