11:30. Заседание начинается. Никита Тихонов подает ходатайство о признании обыска на его квартире незаконным, т.к. разрешение на него было получено с формулировкой «по обстоятельствам, не терпящим отлагательства», однако вместо обыска в квартире были установлены подслушивающие устройства, об установке которых был даже проинформирован Михаил Маркелов, подтвердивший это в суде на прошлой неделе.
Кроме того, в постановлении о проведении обыска исправлены даты корректором. Обвинение возражает, т.к., по их мнению, когда конкретно проводить обыск — решает следователь, он же определяет, когда наступили «обстоятельства, не терпящие отлагательства». Судья отклоняет ходатайство. Входят присяжные.

12:00. Никита Тихонов: «Сегодня я доведу до вас сведения, которые я доводить не хотел. Я надеялся, что их доведет другое лицо, которое знает об этом больше. В октябре 2009-го Илья Горячев передал мне старый пистолет «Браунинг» на Ленинском проспекте в кофейне «Шоколадница», либо «Кофе Хауз» – точно не помню. Горячев попросил меня посмотреть, можно ли данный пистолет починить. Я не был уверен, что смогу, но в итоге согласился взять попробовать. В рюкзаке Горячева также была пригоршня патронов для этого пистолета, я тоже их взял. При ремонте пистолета я обнаружил, что у него слабая пружина. Я сумел достать пружину для «Браунинга», собрал пистолет, отстрелял из него два магазина. После этого я должен был отдать пистолет обратно Горячеву до 9 ноября 2009 года, но, как видите, не успел. Дополню, что 19 января 2009 года самого Горячева не было в России.»

12:20. Судья Замашнюк: «Ранее вы заявляли, что не отстреливали «Браунинг».
Тихонов: «Я не хотел раскрывать все сведения о пистолете до того, как назову имя того, кто его мне передал.» Присяжные: «Зачем взяли еще и патроны?». Тихонов: «Ну, он отдал – я взял.»
Тихонов уточняет, что понять, что это «Браунинг», он смог только дома, опознав полученный от Горячева старый пистолет по картинкам в оружейных справочниках. После чего он нашел в интернете схему сборки оружия; там была изношена пружина (она была старая и давно не смазывалась).
Вопрос присяжных: «Можно ли было вообще выстрелить из «разболтанного» пистолета?» (Горячев при передаче пистолета произнес фразу про старый пистолет, который «разболтался» — прим.авт.)
Тихонов: «Из «разболтанного» пистолета можно выстрелить только 1 раз, потом патрон бы не досылался и гильза бы не выбросилась.»

12:30. Адвокат Васильев: «У Вас есть информация о причастности Ильи Горячева к убийству Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой?»
Тихонов: «Я убежден, что он не мог этого сделать, но точной информации у меня нет.»
Васильев: «А какой у Вас рост?»
Тихонов: «185 см.»
Васильев: «А телосложение у Вас на тот период (январь 2009 года) какое было?»
Тихонов: «Я занимался в качалке, и питание у меня тогда было лучше, чем теперь в тюрьме. Так же я потреблял препараты для роста мышечной массы и был накачаннее.»

12:40. Судья Замашнюк: «Откуда Вы знаете, что Горячева не было в РФ 19 января 2009 года?»
Тихонов: «Я сделал такой вывод из его показаний, находящихся в деле.»
Замашнюк: «А откуда Горячев узнал, что Вы разбираетесь в оружии и можете починить пистолет?»
Тихонов: «Я неоднократно говорил ему, что интересуюсь оружием…»

12:50. Впервые на суде начинает давать показания Евгения Хасис. Она говорит, что своей вины не признает, никаких преступления она не совершала. Убеждена, что ее мужа просто подставили. Рассказывает историю знакомства с Никитой. Судья прерывает ее попытки рассказать о том, что Тихонов занимался спортом и требует предоставить суду заметки на листке бумаги (шпаргалку), которыми Хасис пользуется для дачи показаний. Хасис поясняет, что это собственноручно написанный ею план выступления в суде.

13:00. Хасис работала в интернет-магазине спортивного питания. Они познакомились с Тихоновым по аське, заведенной для работы. Сначала он представился как Роман. Первоначально их отношения были просто отношениями покупателя и продавца. Потом стали приятельскими и так далее.
Хасис уточняет, что интересовалась политикой еще до знакомства с Тихоновым. Она обратила внимание на громкое дело Рюхина и посещала заседания суда по делу об избиении Егора Томского. Там видела Маркелова, который был адвокатом Томского.
Когда познакомилась с Тихоновым, не знала, что это он – тот самый Никита, которого обвиняют в соучастии по этому делу. Узнала позже от самого Никиты. Тихонов сообщил ей, что к преступлению он не причастен и что его оговорил близкий друг А.Бормот «под пытками». Судья прерывает Хасис и говорит, что это не имеет отношения к делу. Хасис продолжает; рассказывает, что тогда Никита растерялся и ушел в бега, боясь, что не сможет доказать свою правоту. Она пыталась его уговорить обратиться к адвокатам, но он отказался. Указывает на стесненное материальное положение Тихонова тогда; говорит, что он скромно одевался, не мог позволить себе пригласить ее в кино или в кафе, это его угнетало.

13:10. Хасис говорит, что они иногда ссорились с Никитой, но потом всё налаживалось. В поисках работы он устроился в информационное агентство, журнал «Имеешь право». Но пришел кризис и оно закрылось. Предложение его знакомых поставлять историческое оружие для реконструкторов стало для него «спасительной соломинкой». Она думала, что этот заработок будет временным, но это временное затянулось.
Когда зашла речь о совместном проживании, Тихонов отказывался, не хотел подставлять ее под опасность, но она настояла. При этом она настаивала на прекращении торговли оружием, но не смогла уговорить: «Никите было не на что жить, а самолюбие не позволяло ему зависеть от меня», — говорит Хасис. Она пояснила, что демонстрировала поверхностный интерес к оружию, чтобы были общие темы для разговоров с Никитой.

13:15. Пытается рассказать, что в апреле 2009 года узнала от Никиты, что его отец сообщил ему о своем вызове на допрос на Петровку, 38 и о том, что вокруг Никиты сгущаются тучи. Судья прерывает. Хасис переформулирует – в апреле узнала, что следствие подозревает в убийстве Маркелова мотив мести со стороны людей, объявленных в розыск с подачи Маркелова. Сообщает, что Тихонов тогда обеспокоился, а она — нет. Не приняла всерьез, т.к. знала, что роль Маркелова в деле Рюхина была не больше, чем роль адвоката потерпевшей стороны, а в розыск кого-либо объявляет не адвокат, а следствие. Кроме того, указывает, что на слуху тогда были другие версии убийства Маркелова: «Северный Кавказ» и «Химки». Так что она забыла об этом до октября, пока не появилось заявление Михаила Маркелова в СМИ.

13:20. Хасис: «Мне было известно, как работает в нашей стране отдел по борьбе с экстремизмом. Следствие начинает искать неблагонадежных по спискам, за лидерами устанавливает слежку. Я боялась, что возьмутся за Горячева и через него выйдут на Никиту, который является идеальной кандидатурой на роль обвиняемого.» Тогда Никита и сказал ей, что будет оказывать сопротивление при задержании, чтобы его застрелили, потому что не хочет на пожизненное заключение за преступление, которого он не совершал. Она отговаривала его от этих мыслей, хотя и понимала, что он больше хорохорится перед ней, чем говорит всерьез.
«Вообще, государство своими действиями множит отчаявшуюся молодежь. В рамках работы в «Русском вердикте» я хотела увести молодежь с улиц. Если ребенок совершил проступок, виноваты родители, если молодежь массово совершает политические преступления и отдает свою жизнь за это — виновато государство,» — говорит Хасис.

13:30. Поясняет, что 19 января 2009 года после покупки днем шампанского с А.Барановским встречалась с человеком на Каширской по поводу съема квартиры – у брата тогда родился второй ребенок и жить вместе с его семьей ей было уже не удобно. Она описывает свой маршрут 19-го января 2009 г.: с Выхино на Тимирязевскую, потом на Каширскую (там смотрела 2 адреса, 2 съемных квартиры).
Хасис говорит, что была простужена после поездки «на зону» к заключенному товарищу. Одежда на ней в тот день была: голубые джинсы, кроссовки, черная куртка, которая сейчас у нее в следственном изоляторе. Ее она может показать присяжным. Судья напоминает, что то, что не признано доказательствами по делу, упоминаться не может.
Она описывает одежду, говорит, что на ней была куртка без капюшона, длиной до карманов штанов (чуть ниже талии). Кроме этого, у нее в гардеробе была теплая тканевая куртка цвета хаки, с капюшоном, и светло-бежевая дубленка – «под леопарда». Добавляет, что Новый 2009 год Никита отмечал не с ней, т.к. они тогда вместе не жили. Потом они съездили в Питер на праздники. Хасис звала Тихонова на день рождения А.Барановского (20 января), но тот сказал, что его не будет в городе.

13:40. Небритов: «Вы видели когда-нибудь свидетеля Попова?»
Хасис: «Нет.»
Небритов: «Вы курите?»
Хасис: «Сейчас нет. На период января 2009 года – курила. Никита настаивал, чтобы я бросила, но смогла бросить курить я только в тюрьме.»
Судья пресекает попытку сказать, что изъятые на месте преступления окурки не имеют к ней отношения. Также судья снимает вопрос адвокатов, были ли похожи сапоги на статистке на сапоги в записи.
Вопрос председательствующего: «Вы состояли когда-нибудь в националистических организациях?»
Хасис: «Нет, никогда. Состояла только в «Русском вердикте», который иногда обращался за помощью к «Русскому образу» по вопросам мониторинга активности диаспор, этнических преступных группировок на территории страны, правонарушений с их стороны.»

13:45. Хасис поясняет, что с Ильей Горячевым в реале общалась всего несколько раз, а так — в сети по аське. Ноутбук, изъятый при обыске, принадлежит ей и озвученные в зале суда электронные носители — тоже. Ноутбуком, кроме нее, пользовался Тихонов, который собирал материалы для журналистских расследований и написания книги, и там были и его материалы, в т.ч. про историю и оружие.
По тому, как правильно вести себя на допросах и т.д. — это ее материалы, которые присылал Барановский. Статьи по криминалистике, инструкции, как уйти от слежки – были получены ею в рамках лекций Егора Горшкова на т.н. «ОБЖ». Курсы «ОБЖ» были организованы «Русским образом» по инициативе лично Горячева для обеспечения безопасности организации и его лично. Она была на этих курсах, чтобы получить навыки для дальнейшего использования их в работе в «Русском вердикте», чтобы избежать произвола со стороны органов, возможных провокаций против «Русского вердикта». Горячев записал ее на эти курсы через Тихонова по ее просьбе.
Дополняет, что сообщения от т.н. БОРНа тоже приходили ей от Барановского. «Это было что-то из ряда вон выходящее, совсем серьезные радикальные шаги, мы не могли это оставить без внимания».
Адвокат Небритов: «А что Вам вообще известно о БОРН?»
Хасис: «Больше ничего, только это.»
Также она говорит, что подозревала БОРН в убийстве Маркелова и озвучивала эту версию в ходе разговора, записанного на прослушку.

13:55. Судья интересуется, кто такой Опер. Хасис говорит, что это виртуальный для нее персонаж, который активно обсуждался в политизированной молодежной среде. Подозревали, что это идеолог с Северного Кавказа, пытающийся найти в кругах радикальной молодежи бойцов для тамошнего сопротивления.
Адвокат Небритов спрашивает, почему на прослушке она подозревала Опера и БОРН в убийстве Маркелова. Судья снимает вопрос. Небритов интересуется, как часто они обсуждали убийство Маркелова и Бабуровой. Хасис говорит, что всего 2 раза, в апреле, когда отца Никиты вызвали на допрос и после заявления Михаила Маркелова в СМИ.
«Никакой неприязни к Станиславу Маркелову у меня не было. Он правозащитник, и я правозащитница, я понимаю его мотивы, к «левым» неприязни не испытываю. С некоторыми «левыми» я даже в Мосгорсуде кофе пила, посещая заседания — и ничего, все живы. Они даже здесь свидетелями выступали», — говорит Хасис.

14:00. Судья: «Вы помогали Тихонову в его оружейном бизнесе?»
Хасис (смеется): «Нет, я мешала Тихонову в его оружейном бизнесе. Даже во время переезда на новую квартиру, оружия не перевозила, Тихонов перевозил все сам, без меня, а я — только свою одежду.»
Хасис добавляет, что брала в руки оружие, которым торговал Тихонов. «Я однажды взяла в руки пистолет, но только маникюр себе попортила». У нее было 2 «осы» на которые есть официальное разрешение: одну она всегда носила с собой, т.к. район, в котором она жила, окраинный и далеко от метро.
На улице Свободы, где произошло задержание, они прожили всего несколько дней: «Наутро меня разбудили прикладом в голову». Накануне переезжали в течение нескольких дней, потому что сняли новую квартиру, а в прежней еще был срок аренды 2 недели. Подчеркивает, что в материалах прослушки есть подробно про переезд, и как она отправляет Никиту на улицу за коробками для посуды и вещей, добавляет, что таким образом у них и появились пустые коробки из-под женской обуви.

14:05. Адвокат Васильев: «Показания Барановского о знакомстве с ним и деятельности в «Русском вердикте» подтверждаете?»
Хасис: «Да.»
Васильев: «Среди тех, кому помогал «Русский вердикт», есть рецидивисты?»
Хасис: «Нет.»
Васильев: «Где расположена квартира, которую Вы смотрели с целью съема в январе 2009 года?»
Хасис: «Одна в районе метро Каширская, вторая ближе к Орехово, недалеко от Каширского шоссе.»
Далее она описывает, как шли смотреть квартиру на Каширке 19 января. Риэлтора звали Сергей. Дополняет, что эти квартиры она не сняла.

14:15. Судья просит пояснить, что Хасис знает о движении «антифа». Хасис говорит, что «антифа» — это и экологи, и антиглобалисты, и противники фальсификации истории. Экологов она поддерживает, леворадикалов, бьющих витрины Макдоналдсов, плафоны в метро и граждан — нет. Свои взгляды описывает как консервативные и даже тяготеет к монархии, хотя и понимает, что время монархий прошло.
Дополнительные вопросы адвокатов: «Есть ли у вас информация, имеет ли Горячев отношение к БОРН или к человеку по кличке Опер?»
Хасис: «У меня нет такой информации.»
Небритов: «Вы пользовались мобильником 19-го января 2009 года?»
Хасис: «Да.»

15:15. После обеденного перерыва заседание возобновляется. Прокурор Сухова спрашивает, с какой целью Хасис посещала заседания по делу Томского, если «Русский вердикт» стал действовать позже. Хасис говорит, что у нее уже была на тот момент точка зрения активной правозащитницы, она интересовалась этим делом, хотя ничьих прав не защищала.
У нее завязались приятельские отношения с Василием Реутским, осужденным по этому делу. Позже Хасис защищала его права, когда они нарушались по месту отбытия заключения. Она поясняет, что его там запирали в клетку на улице на морозе, но судья прерывает.
Прокурор: «Где Вы находились 17 и 18 января?»
Хасис: «Я ездила в исправительно-трудовую колонию навещать Реутского в Брянскую область, поселок Клинцы.»
Прокурор: «Вы рассказывали Тихонову о судебных заседаниях, которые посещали?»
Хасис: «Тогда мы с ним общались только как клиент и продавец и не говорили о других вещах. Позже Тихонов видел материалы по делу Рюхина, которые я хранила на ноутбуке и мы их обсуждали. Я пыталась уговорить Никиту обратиться к адвокатам.»
Прокурор: «С какого момента Вы узнали, что Тихонов торгует оружием?»
Хасис: «Перед тем, как мы стали жить вместе, Никита счел должным ввести меня в курс своего положения. У нас был долгий серьезный разговор.»

15:30. Хасис называет свой номер телефона, которым она пользовалась на период января 2009 года, указывает, что билинг по нему озвучивался адвокатами. Прокурор Локтионов спрашивает, что конкретно Хасис собиралась отвезти Дмитрию Стешину. Хасис говорит, что Никита отвез свою одежду, она думала, он еще отвезет документы. Жеребенков просит описать месторасположение полок с алкоголем в гипермаркете «Матрица». Хасис говорит, что они расположены в центре зала. Далее описывает месторасположение гипермаркета, говорит, что там Макдональдс рядом.

15:40. Евгения Хасис объясняет, что не отделяла себя от Никиты Тихонова. Говорила «нам грозят неприятности», потому что раз ему, то и ей. Прямо отказывается свидетельствовать против близких по 51 статьей Конституции РФ. Судья Замашнюк напоминает, что Тихонов по закону не является ее близким. Хасис отвечает: «Ну, судите значит меня за отказ свидетельствовать против него!» Говорит, что готова умереть вместе с Никитой и за него.

16:00. Обвинение цитирует обрывки фраз из прослушки и спрашивает, что они обозначают. Хасис поясняет, в том числе, обращает внимание на то, что они обсуждали с Тихоновым компьютерные игры, как в одну из «стрелялок» играл Тихонов – отчетливо слышно на прослушке.
Адвокат обвинения Жеребенков: «А почему Вы не попросили у «Русского вердикта» денег для Тихонова, чтобы ему оружием не торговать?»
Хасис: «Он никогда бы не взял у меня денег. Это очевидно любому нормальному человеку. Я отношусь к «Русскому вердикту» и будет смешно, если я буду просить у своего друга денег для своего мужа.»
Адвокат обвинения Карпинский: «Как Вы узнали о деле Томского?»
Хасис: «Из СМИ, это была фактически первая массовая драка молодежи на политической почве.»
Карписнкий: «А Томскому, который антифашист, Вы не предлагали свою помощь?»
Хасис: «Он за ней не обращался, организация «Русский вердикт» работает только по обращению.» Далее она рассказывает о знакомстве с матерью Василия Реутского.
Карпинский: «Как к Вам попали материалы по делу Рюхина, которое до суда не дошло?»
Хасис: «Это были материалы по делу Томского, дело Рюхина лежит в архиве.»
Карпинский: «Почему Вы сделали вывод о подозрениях Маркелова в адрес Тихонова, если он не принадлежит к радикальным националистам?»
Хасис: «Тихонов плотно общался к Горячевым, который был на тот момент лидером самой крупной националистической легальной организации в РФ. Мы знали, что отца Никиты вызывали на допрос. Сопоставив все эти обстоятельства, мы и пришли к таким выводам. Я предполагала, что после такого заявления Михаила Маркелова следствие возьмется за Горячева и выйдут через него на Тихонова.»

16:35. Прокурор Локтионов: «Занимал ли Тихонов значимое положение в каком-нибудь движении или в структуре?»
Хасис: «Когда мы познакомились, он был уже на нелегальном положении и ничего нигде не занимал.»

17:05. Продолжается комментирование прослушки. Дополнительно Хасис сообщает, что в районе Мосгорсуда расклеивала листовки против пыток. Добавляет, что обычно обращалась к мужу не по имени, а «Котик».

17:20. Судья: «Зачем Вам два травматических пистолета?»
Хасис: «Один долго был в ремонте, квитанция есть в материалах дела.»
Судья: «Когда Тихонов по прослушке с двумя стволами на встречу ходил, это он с чем ходил?»
Хасис: «С моими «Осами» и ходил. К тому моменту вторая уже вернулась из ремонта.»
Судья: «В случае штурма Вы обороняться этими травматами планировали?»
Хасис: «Не буду лукавить, я на тот момент готова была обороняться любыми подручными средствами. Это были эмоции людей, находящихся в отчаянии. Я вела речь о том, чтобы разделить участь Никиты.»

17:30. Судья Замашнюк: «Вы потерпевшим по делам с мотивом национальной ненависти предлагали свои услуги?»
Хасис: «Мы не предлагаем услуги. У нас информация на сайте, нам сами пишут и звонят. Мы никогда никому услуг сами не предлагали.»
Далее по требованию судьи она уточняет, что на момент 19.01.2009г. работала менеджером в компании, бывшей дилером автомобилей КИА. График — 2 через 2 дня или 3 через 3. В те дни в постпраздничный период был большой спад на рынке продаж, можно было приезжать на работу на 2 часа в день.
Судья спрашивает, кто оплачивал квартиру на Борисовских прудах. Хасис отвечает, что это было в складчину, у них был общий бюджет. Судья интересуется, требовали  ли они вернуть деньги за 2 недели, которые могли жить на другой квартире. Хасис говорит, что им было неудобно требовать 10 тыс.руб. с пожилых людей. Им вернули только залоговую стоимость.

18:00. Замашнюк: «Что сломалось в травматическом пистолете?»
Хасис: «Не проходил электрический импульс.»
Замашнюк: «А Тихонов мог его починить?»
Хасис: «Нет, там совсем друга система, он отнес его в мастерскую.»
Замашнюк: «У Вас имелась возможность ранее сообщить о своем алиби через друзей, СМИ, сотрудников организации?»
Хасис: «Ранее я не давала показаний. Если б я это сделала, я бы поступила как полная идиотка. После допроса с избиениями и пытками моего мужа и похищения моего друга Алексея Барановского.»
Судья прерывает: «У Вас были препятствия к заявлению об алиби?»
Хасис: «Да, были — это беспредел правоохранительных органов.»
Замашнюк: «Почему Вы не заявили о невиновности Тихонова?»
Хасис: «Во время обыска я заявляла об этом очень громко, получила прикладом в голову и мне сказали, что эти мои показания никому не нужны.»

18:15. Замашнюк: «Какие версии убийства Маркелова Вы обсуждали с Барановским 19 января 2009 года?»
Хасис: «Он напомнил мне, что Маркелов как раз тогда вел дело по Буданову, по его УДО. Мы думали, что это, скорее всего, «кавказский след».
Адвокат Небритов: «В рамках деятельности «Русского вердикта» Вы оказывали помощь участникам ВОВ?»
Хасис: «Да.»
Замашнюк снимает вопрос.

18:25. Адвокат Небритов спрашивает, занималась ли она мониторингом деятельности молодежной радикальной группировки «Черные ястребы», когда кавказцы нападали на людей русской национальности в метро? Хасис рассказывает, что это был громкий судебный процесс, который она отфиксировала в СМИ. Небритов спрашивает, не по этому ли делу у нее были списки лиц (ранее судья спрашивал о некоем списке лиц, найденном у Хасис — прим.авт.). Хасис говорит, что если судья спрашивал об этом списке, то да. Информацию она взяла из открытых источников.

18:30. Хасис рассказывает о своем периоде работы в «Атлетике-Альянс».
На сегодня заседание закончено. Следующее состоится завтра в 11:00.

http://bb-mos.livejournal.com/681394.html

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий