Никита Тихонов заявил, что все, что он скажет, он хотел услышать от своего друга Ильи Горячева, но, поскольку допросить того пока не представляется возможным, вынужден говорить сам.
— В середине октября 2009 года у меня состоялась встреча с Ильей Горячевым. Он сообщил, что у него имеется для меня сюрприз, старый пистолет, который «разболтался». Я был удивлен этому, так как не знал, что кроме легального травматического пистолета у него есть и незаконно приобретенный. Он спросил, не могу ли я его починить…На вопрос, где он его взял, он ответил уклончиво, что-то типа «где взял, там уже нет».
Вместе с пистолетом Илья, по словам Тихонова, положил в его пакет и «пригоршню патронов». Дома
Тихонов по справочнику идентифицировал оружие, как Браунинг 1910 года выпуска, сумел разобрать и починил пружину, после чего «отстрелял две обоймы в районе МКАДа под шум проезжающих машин». Вернуть оружие Горячеву он должен был по договоренности с ним до 9 ноября. Но не успел, так как 3 ноября был задержан.
— У вас есть какая-либо информация о причастности Горячева к убийству Маркелова? – спросили Тихонова.
— Я убежден, что он этого не делал – он не способен на убийство, это противоречит его взглядам, — ответил Тихонов. Где он находился 19 января 2009 года (в день убийства), он не помнит.

Зато Евгения Хасис рассказала, что очень хорошо помнит тот день. Она должна была поехать на просмотр двух квартир, куда планировала уйти жить, чтобы не стеснять родственников, у которых родился ребенок (с Тихоновым они тогда еще вместе не проживали). Потом ей позвонил Алексей Барановский (координатор движения «Русский вердикт», в котором работала Хасис) и попросил встретиться и помочь ему с выбором коллекционного шампанского, которое он по традиции всегда покупал ко дню рождения, 20 января (на прошлом заседании Барановский дал аналогичные показания). А потом она поехала осматривать квартиры в район Каширского шоссе, после чего оправилась домой, в Выхино. В районе Пречистенки, по ее утверждениям, она в тот день не была вообще.
Также она рассказала, что познакомилась с Никитой случайно – она была продавцом в интернет-магазине спортивного питания, а Тихонов «качался». Потом отношения стали приятельскими.
— На тот момент я уже занималась общественной деятельностью и интересовалась острыми социальными явлениями… Дело Рюхина попадало в мое поле зрения, я посещала судебные заседания по делу об избиении Егора Томского (было выделено из дела об убийстве антифашиста Рюхина).
Хасис рассказала, что видела в суде адвоката Маркелова, но «его роль в деле Рюхина воспринимала не больше, чем роль адвоката, отрабатывающего свои деньги». А своего приятеля Никиту она никак не связала с теми, кто разыскивался пор этому делу.
— Когда стали ближе, у нас зашел об этом разговор — долгий и серьезный, — рассказала Евгения Хасис.
Тихонов объяснил ей, что его подставил друг «то ли Андрей, то ли Алексей Бормот, чтобы выгородить себя, под пытками и истязаниями…». Но Тихонов тогда «растерялся, испугался и пустился в бега», а позже не шел в правоохранительные органы, поскольку понимал, что раз так повел себя сразу, то веры ему не будет. Материальное положение Тихонова было весьма затруднительным и «на него это давило как на мужчину». Поэтому предложение его знакомых заняться реконструкцией оружия для него было «спасательным кругом». Но ввязавшись в криминальный бизнес, Тихонов стал говорить, что не хочет жить вместе с Хасис, чтобы не рисковать ее безопасностью. Попытавшись отговорить Тихонова от оружейных дел, Хасис, по ее словам, поняла, что может тем самым разрушить их и без того сложные отношения.
— Я решила по-женски, что надо уйти в сторону и, может, потом удастся каким-либо способом помочь ему.
Поскольку круг общения Тихонова в то время был сильно ограничен, Хасис, чтобы оставаться интересной ему, делала вид, что живет его интересами.
-Однажды мы поссорились и я, чтобы помириться, попросила показать, как работает оружие, что находилось у нас дома, — рассказала подсудимая. — Оружие в руках я держала один единственный раз, я боялась его, как и всякая женщина…
Этим она, видимо, пыталась объяснить записанные при прослушке разговоры об оружии. А вот что пояснила по поводу того, что они обсуждали убийство Маркелова.
Когда отца Тихонова вызвали на Петровку в связи с делом Маркелова, «Никиту это взволновало». Но самой Хасис роль Маркелова в версии о совершении убийства из мести по делу Рюхина казалась незначительной. Наиболее вероятной версией ей виделось убийство Маркелова в связи с его правозащитной деятельностью на Северном Кавказе.
— Я даже забыла об этом и думать перестала до октября 2009 года, когда в СМИ появилось сообщение брата Маркелова, что он знает, кто убил его брата, что эти люди причастны к националистическим группам … Дело в том, что в рамках моей правозащитной деятельности, мне было известно, как работает отдел по борьбе с экстремизмом. На Северном Кавказе просто убивают… А по делам, связанным с националистами, они работают примитивно – просто отлавливают по имеющимся у них спискам, выбивают показания… Никита на тот момент тесно общался с Ильей Горячевым, который был лидером самой крупной и организованной националистической организацией «Русский образ»… Нетрудно было догадаться, что за Ильей будет установлена слежка и что вскоре могут выйти и на Никиту. Мы понимали, что следствие обрадуется такому подарку: не нужно будет утруждаться командировками на Северный Кавказ, ссориться с высокопоставленными людьми. А на человека, который бегает, можно будет повесить всех собак. Именно поэтому мы строили версии, кто мог это сделать и обсуждались эти темы, потому, что мы боялись… Никита, видимо, хорохорясь передо мной, сказал, что сидеть пожизненно не хочет и сделает все, чтоб при задержании его застрелили. Я решила на тот момент, что моя жизнь неразрывно связана с Никитой… 3 ноября нас задержали и мы не оказывали сопротивления. Раз господь Бог так распорядился и оставил нас в живых, мы решили, что будем отстаивать свою правоту здесь, в Мосгорсуде, при присяжных…
Рассказывая все это, Евгения Хасис почти не волновалась, ни разу не запуталась и ответила на все заданные ей присяжными вопросы.

http://www.mk.ru/social/article/2011/04/11/580009-tihonov-ihasis-podarok-dlya-sledstviya.html

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin 2 COMMENTS

Комментарий



2 подписей

  1. Миронов Олег Геннадьевич:

    Верховный Суд получил прямой приказ сверху. Иначе просто и быть не могло. СИСТЕМА заметала следы политического убийства.

  2. Соколов Владимир:

    Да всем вменяемым людям понятно что суд был заказным. Если Верховный суд сохранил хоть остатки совести, он обязан направить дело на пересмотр.