Евгений Левкович: Олю Мухачеву, когда-то – Касьяненко, и всегда — Матильду, я видел пять раз в своей жизни, ни больше, ни меньше, я это точно запомнил. Два раза – давно, в youtube, когда она на каком-то националистическом сборище кричала «Россия для русских!» и призывала народ «вооружаться, чтобы защитить свои семьи», и когда она на мрачном черном фоне рассказывала историю задержания ее мужа, который сейчас сидит в СИЗО Лефортово. Еще три раза – в последний месяц, в разных московских кафе, где, как ни странно, мы просто сидели и разговаривали о жизни. Личное знакомство, разумеется, произошло «благодаря» делу Тихонова-Хасис, где Оля выступала в качестве свидетеля со стороны защиты, хотя у нее самой есть свое дело, похлеще: ее супруг уж точно ни в кого не стрелял, и даже не следил ни за кем из убитых. Антона Мухачева судят по 282-й и за экономику, если быть точнее — мошенничество. Признаюсь, уголовное дело, заведенное на Антона, я только начал читать, поэтому выводами поделиться не могу. «Дело не читал, но они виноваты» (или не виноваты) — я столько раз за последние месяцы слышал эту нелепую сентенцию от казалось бы неглупых людей, что уподобляться не хочется. Поэтому я просто расскажу про Олю, с которой хотя бы общался, тем более что повод, к сожалению, есть.

Она, конечно, сильно изменилась с той поры, когда кричала на площади «Россия для русских!». Она тогда совсем молоденькая была, да и сейчас молоденькая, но тогда она еще не была беременной. Беременность сильно меняет женщин – думаю, это не надо никому объяснять. Я в курсе, что Оля натворила много глупостей в своей только начавшейся жизни, а наговорила – еще больше, и «Оленькой», как называет ее, например, Хасис, я не могу ее назвать. Тем не менее, я вижу, как с ней что-то происходит, вот прямо сейчас, в данный момент. Она взрослеет, начинает шире смотреть на мир, и даже местами любить его, несмотря ни на что. Оставаясь, безусловно, «при своих», но ей Богу, она уже совсем не та – бессмысленная в своей злобе. Последний раз мы говорили с ней часа три: о детях, о родителях, о наших страхах, об электричках, о футболе, о Церкви и вере, об общих знакомых, коих к моему удивлению у нас оказалось довольно много. Спорили, разумеется, поскольку я вряд ли когда-либо встану на ее сторону, а она – на мою. Но в любом случае те «вооружатейсь» и «Россия для русских!», сказанные в абсолютно неконтролируемом подростковом раже – они уже из другой жизни. У меня эти две Оли теперь никак не стыкуются. Судить же ее собираются именно за то выступление. И судить даже не по набившей оскомину 282-й статье, поскольку срок давности уже истек, а совсем по другой, которая звучит еще более нелепо — «оправдание терроризма». За это «оправдание» Оле светит, если я правильно понимаю, до 4 лет – в современной России столько не всяким насильникам дают.

По закону Оля наверняка наговорила на какую-нибудь статью — даже при том, что я не юрист. Но в любом случае возникает вопрос: почему ее не задержали прямо там, на митинге, который был оцеплен сотрудниками самых разнообразных органов? Или спустя неделю? Или пускай даже через год? А потому что завести на нее дело № 334232 нужно именно сейчас. Муж Оли сидит в СИЗО и ни черта не колется, даже когда его бьют на допросах (смотрите ниже документ, подписанный, между прочим, начальником СИЗО), свидетелей по его делу, по словам адвоката Максима Пашкова, кот наплакал, а те, что есть — крайне сомнительные. И вот в этой ситуации взять его супругу — единственно верный и проверенный ход. Сейчас Антону, к бабке не ходи, скажут: старик, либо давай признательные показания, либо мы твою Олю закроем. Органы давно и успешно работают по такой схеме. Не было бы дела Мухачева — никто бы не вспомнил об «оправдании терроризма» Мухачевой. Ситуация усугубляется тем, что дочке Оли Яське всего 2 года. Она уже растет без отца. Возможно, это его собственная вина – я тут пока ничего говорить не буду. Но если осудят Олю, и даже просто арестуют, Ясе грозит совсем тяжелое детство. Я знаю, кто и за что не любит ее маму, даже понимаю, за что ее можно не любить, но вот за что можно не любить Ясю – не понимаю. Оля очень любит Ясю – я тому свидетель. Она говорит о ней безостановочно. Я не знаю, для кого сейчас все это пишу, к кому обращаюсь, поскольку государственная машина безлика, но ОСТАВЬТЕ ЭТУ СЕМЬЮ В ПОКОЕ. Дайте Оле воспитать дочь. Не дайте ей шанса снова начать ненавидеть. Не загоняйте человека в угол. Улыбка ему идет гораздо больше оскала. Черт возьми, больше трех лет прошло с того митинга. Никто от него не умер, в конце концов, у вас не стало меньше власти, денег и развлечений. Не уничтожайте – стройте.

P.S. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Честно говоря, на меня таких бумажек можно с три коробки собрать. Разве что идеологическая подоплека будет, мягко говоря, совсем иной, но суть — одна.

http://www.snob.ru/profile/blog/23507/36221

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Акт об избиении Антона Мухачева:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Матильда, Яся и адвокат Васильев

 

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий