Такой вывод следует из анализа вопросного листа на который отвечали присяжные-заседатели.

Протокол и материалы дела скрывались от стороны защиты до последнего. И даже после того как защита наконец-то была допущена до судебных материалов, на изучение восьми 250-ти страничных томов ей выделили 10 дней (включающих выходные дни в ходе которых ознакомление не ведется). Изучив эти материалы, становится понятным, что у суда были более чем веские основания скрывать материалы от адвокатов Тихонова и Хасис.

Анализ вопросного листа и Протокола судебного заседания приводит к очень интересным результатам. Мы далеки от мысли о том, что присяжные не умеют считать до двенадцати, либо что они не умеют формулировать простые мысли типа ответов: «да» или «нет». А раз так, то вывод однозначен — в совещательной комнате происходило что-то весьма далекое от правосудия…

Посмотрите ответы на вопросы №№ 4, 7, 11, 13, 15. Не понятно, почему ответы «без ответа» написаны и зачеркнуты ниже ответа «Не заслуживает снисхождения». Вариант — сразу писали на второй строчке просто так, без всякой задней мысли не проходит, посмотрите ответы на вопросы 1-3,5,6, 8-10 и пр. — везде ответы начинаются с первой же линии графления следующей за словом «ОТВЕТ». Получается, что при написании «без ответа» присяжные оправдали Тихонова в предъявленном ему обвинении в совершении убийства Маркелова.

Вопросы №№4,7,11,13,15 относились именно к убийству и появлению у Тихонова «браунинга», а вот вопросы 17,19,21 относятся к признанным Тихоновым преступлениям. Напомним, в каком случае присяжные дают ответ на вопрос с формулировкой «без ответа». В соответствии со ст.343 ч.8 УПК РФ – «В случае, если ответ на предыдущий вопрос исключает необходимость отвечать на последующий вопрос, старшина с согласия большинства присяжных заседателей вписывает после него слова «без ответа». То есть вопрос о снисхождении может остаться «Без ответа» только в том случае, если обвиняемый признан невиновным.

Что же там происходило в совещательной комнате? Все становится совершенно очевидно, если вспомнить события, происходившие при вынесении вердикта. Обратимся к протоколу судебного заседания — лист 1120 Протокола: 18:05 коллегия присяжных заседателей возвращается в зал судебного заседания. Старшина присяжных заседателей обращается к председательствующему с просьбой: «Прошу пояснить, требуется ли дальнейший ответ на следующий вопрос, если будет дан отрицательный ответ на предыдущий вопрос, например о доказанности деяния?». Итак, получается, что Тихонов и Хасис в убийстве Маркелова и Бабуровой изначально были признаны невиновными, поэтому вопросы о снисхождении для них были оставлены без ответа, и только затем, в результате каких-то неизвестных событий вердикт присяжных начали изменять.

Вновь обратимся к протоколу судебного заседания (листы 1121-1122 Протокола). Коллегия присяжных выходит из совещательной комнаты и передает председательствующему вердикт. Председательствующий находит вердикт неясным и противоречивым и отправляет присяжных на его доработку указав, в том числе, на следующие недостатки: «…в ответах на вопросы 2, 3, 5, 6, 9, 10, 12, 14 и 19 отсутствуют записи о самих ответах, которые дала коллегия присяжных заседателей, проведя голосование, а так же отсутствуют ответы на вопросы №№ 4, 7, 11, 13, 15. Причем ответ на 15 вопрос зависит от ответа на 14 вопрос. Кроме того в ответах на вопросы 12 и 14 имеются противоречия…». То есть получается, что в первый раз старшина присяжных заседателей — С.Мамонов передал судье Замашнюку практически незаполненный вопросный лист! Зачем? Не для того ли, чтобы просигнализировать о том, что коллегия хочет вынести оправдательный вердикт и необходимо срочно принимать экстренные меры?

Парадоксальная ситуация получается при сравнении ответов на вопрос №2 с ответами на вопросы №№3 и 4, а так же вопрос №5 с ответами на вопросы №№ 6 и 7, вернее, даже не ответов, а распределение голосов присяжных заседателей при ответах. Получается, что кто-то из присяжных заседателей не признал факт участия Тихонова в убийстве Маркелова (вопрос №2, распределение голосов  7/5) но при этом признал Тихонова виновным и не заслуживающим снисхождения (вопросы 3 и 4, распределение голосов 8/4). Еще парадоксальнее ситуация с Хасис. Вопрос об участии Хасис в убийстве Маркелова (вопрос №5) решен положительно с распределением голосов 7/5, при решении вопроса о ее виновности (вопрос №6) распределение голосов уже 8/4 а вот решая вопрос о снисхождении (вопрос №7) голоса снова распределяются 7/5. Как такое возможно? Как человек, считающий что подсудимый не совершал преступления может признать его виновным и не заслуживающим снисхождения?

Особо интересен так же ответ на вопрос номер 4 от которого зависело получит Тихонов пожизненный срок или нет (при снисхождении присяжных, вынести пожизненное лишение свободы судья не может). Итак, на первой строчке: «Да заслу» (зачеркнуто) на второй: «Без ответа» (зачеркнуто) и над линиями графления — «Нет, не заслуживает». Вы можете себе представить ситуацию, при которой были получены такие решения? Прежде всего, разберемся с порядком вынесения ответов. Первый ответ видимо был «Без ответа» (во всяком случае именно во вторую строчку графления записаны аналогичные ответы по другим вопросам, которые затем исправлялись). Второй ответ — «да заслуживает», поскольку опять таки сравнивая с ответами на другие вопросы, именно в первую строчку графления писался второй ответ. Наконец, третий ответ — «Нет, не заслуживает». Что же происходило в совещательной комнате? Получается, что по этому вопросу присяжные голосовали  трижды и только с третьего раза они смогли принять нужное обвинению решение. Интересно, кто же их об этом так настойчиво попросил?

Подтверждает «переголосование» и ответ данный на вопрос №14. Что там с распределением голосов присяжных? Ответ — 6/6 зачеркнут и исправлен на 7/5! Что это? 12 взрослых людей с первого раза не смогли посчитать, как они сами проголосовали? Вряд ли. Значит в нарушении всех мыслимых и немыслимых норм и правил присяжные голосовали по вопросу повторно. Зачем? Кто их об этом попросил?

Может возникнуть вопрос: почему фальсифицируя ответы, не заменили и сам вопросный лист? Это не так просто как может показаться с первого раза. Все присяжные видели тот вопросный лист с которым они работали в течении нескольких часов, видели вносимые в него правки, значит заменить вопросный лист было невозможно. Новый скандал с присяжными — на этот раз с подменой вопросного листа по этому делу мог бы иметь самые непредсказуемые последствия. Надо было именно убедить присяжных в том, что именно так они и проголосовали. Для суда мало получить красиво заполненный вопросный лист. Надо убедить присяжных в законности происходящего, чтобы после вердикта они не устраивали скандалов по поводу оказанного на них давления или подделки вердикта, а значит какие бы исправления ни были внесены в вопросный лист, подменить его другим — нельзя, чревато, что присяжные этого не поймут и «эксцесс Добрачевой» повторится с новой силой.

Исходя из всего вышесказанного можно сделать однозначный вывод: процедура вынесения вердикта Никите Тихонову и Евгении Хасис была такой же незаконной как и все предыдущие заседания суда.

http://rusverdict.livejournal.com/143750.html

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin 4 COMMENTS

Комментарий



4 подписей

  1. […] оправдали Женю и Никиту, но потом некоторые из них изменили свое мнение. Если же в действительности Тихонов не виновен, то, […]

  2. Павел П:

    Везде «чуровщина» и фальсификации

  3. Сидоров Иван:

    подделали вердикт

  4. Сидоров Иван:

    Осуждение невиновных страшный грех, который рано или поздно получит наказание Всевышнего.