В Коллегию по уголовным делам Верховного суда РФ

от адвоката А.В. Васильева,

г. Москва, ул. Таганская, д. 36, корп.1,

в защиту подсудимого Тихонова Никиты Александровича.

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на приговор от 06.05.2011 года вынесенного Московским городским судом в отношении подсудимых Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д.

06 мая 2011 года Московским городским судом года мой подзащитный Тихонов Никита Александрович обвинявшийся в совершении преступлений предусмотренных ст.ст. 105 ч.2, 105 ч.2 222 ч.2, 222 ч.3 и 327 ч.3 УК РФ осужден к наказанию  в виде пожизненного лишения свободы. Данный приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей считаю незаконным и необоснованным в связи с тем, что в ходе судебного производства председательствующим Замашнюком А.Н. были допущены следующие нарушения требований Законодательства РФ:

I. Постановление приговора незаконным составом суда.

Судебное решение постановлено незаконным составом суда, поскольку в нарушении требований ч.4 ст. 333 УПК РФ председательствующий проигнорировал факт грубейшего нарушения присяжным заседателем требований предусмотренных п. 4 ч. 2 ст. 333 УПК РФ и отказал стороне защиты в ходатайстве об отстранении нарушителя от дальнейшего участия в процессе. 

II. Председательствующий по делу имел личную заинтересованность в исходе дела, а так же предубеждения в отношении подсудимых.

В ходе судебного заседания председательствующим Замашнюком А.Н. был сделан ряд заявлений и задан ряд вопросов подсудимым и их адвокатам, из которых явно следует, что председательствующий Замашнюк А.Н. составил мнение о виновности подсудимых еще до вынесения вердикта присяжными заседателями, то есть утратил по делу объективность и фактически встал на сторону обвинения. Указанная позиция председательствующего нашла свое отражение в ходе ведения процесса, поскольку действия и решения принимаемые председательствующим Замашнюком носили явный обвинительный уклон и были направлен на саботаж работы стороны защиты любыми, в том числе и незаконными способами. 

III. Нарушение права на защиту подсудимого Тихонова Н.А.

В ходе судебного заседания председательствующий принял решение нарушающее право Тихонова Н.А. на защиту, а именно не допустил до участия в деле в качестве защитника Тихонова Н.А. адвоката Короткова-Гуляева М.Ю. 

IV. Запрет на принесение возражений на действия председательствующего и принесение отводов председательствующему.

В ходе судебных заседаний председательствующий неоднократно грубо обрывал сторону защиты при заявлении возражений на действия председательствующего в порядке ст. 243 УПК РФ под различными, придуманными председательствующим предлогами не основывающимися на нормах права. Так же председательствующий Замашнюк А.Н., вновь фантазируя и искажая требования закона, запретил заявлять ему отводы.

V. Нарушение пределов судебного разбирательства.

В ходе судебного разбирательства сторона обвинения, при одобрении и попустительстве председательствующего Замашнюка А.Н. неоднократно выходила за пределы судебного разбирательства оглашая доказательства которые не могли быть исследованы в присутствии присяжных заседателей.

VI. Оглашение недопустимых доказательств входе судебного разбирательства.

В ходе судебного производства председательствующим, вопреки требований ст. 75 УПК РФ и возражений стороны защиты допущены до исследования в присутствии присяжных заседателей протоколы опознания Тихонова Н.А. свидетелями Мурашкиным и Ермаковой, протокол обыска от 03.11.2009 года и материалы прослушки в квартире Великанова в которой проживали подсудимые Тихонов Н.А. и Хасис Е.Д.

VII. Стороне защиты отказано в ознакомлении с материалами дела.

Не смотря на заявленные ходатайства, стороне защиты было отказано в реализации права на ознакомление с материалами дела в ходе процесса по смехотворному основанию- со слов председательствующего Замашнюка А.Н. материалы уголовного дела «не были подшиты» и поэтому не могли быть представлены на ознакомление защите. 

VIII. Протокол судебного слушания составлен с нарушениями требований ст. 259 УПК РФ.

По результатам ознакомления с протоколом судебного заседания, стороной защиты были выявлены многочисленные несоответствия протокола, требованиям ч.3 ст. 259 УПК РФ. Более того, сам протокол был составлен вне сроков установленных для этого законодательством. 

IX. Нарушен принцип неизменности состава суда предусмотренный ст. 242 УПК РФ.

В нарушении ст. 242 УПК РФ был нарушен принцип неизменности состава суда. Более того, есть более чем веские основания считать, что в ходе рассмотрения настоящего дела было допущено незаконное вмешательство в ход судебного рассмотрения дела. 

X. Нарушен принцип презумпции невиновности предусмотренный ст. 14 УПК РФ.

В ходе расследования и судебного рассмотрения дела, со стороны сотрудников правоохранительных органов имело место нарушение требований ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ. 

XI. Лишение стороны защиты права на реплики по окончании прений.

В нарушении требований ст.337 УПК РФ сторона защиты была лишена права на реплику по окончании прений сторон.

­­­­­­


Далее каждый пункт подробно.

I. Постановление приговора незаконным составом суда.

Как следует из материалов дела, присяжный заседатель №1 С. Мамонов, игнорируя требования п.4 ч.2 ст. 333 УПК РФ регулярно осуществляет сбор информации по уголовному делу вне судебного заседания (как из средств массовой информации освещавших процесс, так и путем собственных наблюдений и изучения обстоятельств дела не доводившихся до сведений         присяжных заседателей в ходе судебных слушаний)  и доведение их до сведения остальных присяжных заседателей.

Данный факт подтверждается несколькими интервью бывшего присяжного заседателя А.С. Добрачевой в ходе которой она указала, что присяжный заседатель С. Мамонов читал СМИ освещавшие процесс и доводил прочитанную информацию до сведения остальных присяжных заседателей. (Московский Комсомолец № 25627 от 26 апреля 2011 г. http://www.mk.ru/social/interview/2011/04/25/584035-prisyazhnuyu-vyidavilo-iz-taynoy-komnatyi.html (Приложение1))

Указанные факты подтверждаются и оглашенными председательствующим в зале судебного заседания 07.04.2011 года записками полученными им от старшины присяжных заседателей. Так, председательствующим было дословно сказано: «…Коллегией присяжных обращено внимание на ряд обстоятельств Первое обстоятельство о том что Вы (имеется в виду А.А. Барановский) разговаривали с Мухачевой перед заседанием…» «…И кого конкретно Вы (имеется в виду А.А. Барановский) имели в виду в своем блоге,  что все зависит от количества засланных в коллегию торпед, что они есть среди присяжных заседателей…». Приведенные цитаты указывают на то, что присяжные изучали сообщения СМИ о процессе и в частности интервью А.А. Барановского затрагивавшего ряд процессуальных вопросов судебных заседаний, а так же осуществляли наблюдение за отдельными участниками процесса.

18.04.2011 года в ходе судебного заседания адвокатом Васильевым А.В. было заявлено ходатайство об отстранении присяжного заседателя Мамонова от дальнейшего участия в деле по вышеизложенным обстоятельствам. На предложение председательствующего обращенное к присяжному заседателю Мамонову высказаться по существу ходатайства, Мамонов подтвердил, что действительно изучает СМИ отражающие ход настоящего процесса (т.35 л.д. 174 (840). Несмотря на очевидное и признанное самим присяжным заседателем нарушение требований п.4 ч.2 ст. 333 УПК РФ, председательствующий Замашнюк А.Н. присяжного заседателя Мамонова от участия в процессе не отстранил.

В дальнейшем, 18.05.2011 года на информационном сайте «Газета Ру» по адресу http://gazeta.ru/social/2011/05/17/3620585.shtml было размещено интервью с присяжным Сергеем Мамоновым в котором, в частности содержались следующие сведения:

«…После Нового года позвонили. Кстати, информация о том, что коллегия не собралась с первого раза, мягко говоря, не соответствует действительности. Человек 40 было. Не знаю до сих пор точно, что там произошло, но уже потом я услышал, что судья ушла. Сказали: езжайте по домам, через две недели мы вас вызовем…»

«…Я сам ездил на Пречистенку, смотрел, где там эти камеры, с которых взяли запись. Кстати, на видео на Хасис очень похоже. Потом я пытался за ней в зале суда наблюдать, что она покачивается. Не зря мы второй раз запись попросили посмотреть…»

«…— Судья или сотрудники суда, которые вами занимались, так называемый куратор, не проводили с вами разъяснительных бесед, что читать газеты и все эти материалы в интернете не надо, что это запрещено?

— Нет. Они знали, что мы читали. Я говорил, на каком сайте что написано. Судья на заседаниях несколько раз подчеркивал, еще в марте он, кажется, это говорил: я не могу вам запретить читать, но доказательствами является только то, что вы услышали в зале суда, только их и рассматривайте. Я же из СМИ информацию не собирал, я именно мониторил, насколько объективно освещается процесс. Теперь адвокат Васильев говорит про меня: «Он сам признался, что собирал доказательства в СМИ». Я вот не понял, у нас СМИ теперь подменяют следствие?…»

«…— Вы были единственным, кто мониторит интернет и газеты, а потом всем рассказывает? Остальные присяжные такую информацию от вас получали?

— Как минимум еще четверо из тех, кто остался до конца, тоже все это читали. На мобильных телефонах. Были несколько человек, которые интернет не читали, а читали газету «Метро». А там тоже регулярно что-то появлялось…»

«…Я сам ездил на Пречистенку, смотрел, где там эти камеры, с которых взяли запись. Кстати, на видео на Хасис очень похоже. Потом я пытался за ней в зале суда наблюдать, что она покачивается. Не зря мы второй раз запись попросили посмотреть…»

«…Обменивались информацией, интересовались все. У нас это называлось «свежие сплетни»: то, что пишет «Новая газета», помноженное на то, что пишет «Русский вердикт», и деленное на два.

Все понимали, что «Новая газета» отстаивает свои интересы, «Русский вердикт» — свои. И, соответственно, одни и те же события они видят по-своему. Хотя сидим все в одном зале…» (Приложение 2)

Из вышеизложенного однозначно следует, что со стороны присяжного заседателя Сергея Мамонова ставшего в последующим старшиной коллегии присяжных заседателей, имели место многочисленные и систематические нарушения требований п.4 ч.2 ст. 333 УПК РФ (а именно- сбор сведений о существе дела вне рамок судебного заседания), что в свою очередь должно было безусловно повлечь за собой отстранение данного присяжного заседателя от участии в разбирательстве по делу в соответствии со ст. 328 и ч.3 ст. 329 УПК РФ.

Законность и обоснованность такого вывода подтверждается и судебной практикой. Так Определением Кассационной палаты Верховного суда РФ от 05.04.2001 года (БВСР 02-06) который, установив факт сбора одним из присяжных информации по делу своим приговор постановленный на основании вердикта присяжных заседателей был отменен, дело отправлено на новое рассмотрение. Несмотря на соответствующее ходатайство стороны защиты, председательствующий судья Замашнюк А.Н. отказался отстранить указанного присяжного заседателя от участия в процессе. Игнорирование председательствующим указанных фактов и норм права и оставлении в коллегии присяжного заседателя нарушившего требования п. 4 ч.2 ст. 333 УПК РФ повлекло за собой вынесение вердикта незаконным составом суда.

Согласно ст.6 ч.1 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» «1. Каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Как указал Европейский суд, «созданный на основании закона» относится не только к правовому основанию самого существования «суда», но и к составу суда по каждому делу (см. Решение Европейского суда по делу «Бускарини против Сан-Марино» (Buscarini v. San Marino), и неоднократно подтвердил своими решениями по аналогичным делам, в том числе Постановление Европейского  суда по делу «Федотова против Российской Федерации» (Жалоба N 73225/01) (Страсбург, 13 апреля 2006 года), Постановление Европейского суда по делу «Посохов против Российской Федерации» (Posokhov v. Russia), жалоба N 63486/00, § 40 — 44, ECHR 2003-IV).

 

II. Председательствующий по делу имел личную заинтересованность в исходе дела, а так же предубеждения в отношении подсудимых.

03.03.2011 года председательствующим Замашнюком А.Н. были подвергнуты допросу адвокаты Васильев А.В. и Небритов Г.Г. В ходе допроса, Замашнюк А.Н. пытался добиться от адвокатов сведений – кто собирает о нем (Замашнюке А.Н.) информацию личного характера в сети Интернет с целью последующего причинения ему какого либо вреда. Аналогичные сведения Замашнюк А.Н. пытался получить и от подсудимых Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д.

Из данного обстоятельства следует однозначный вывод о том, что судья Замашнюк  А.Н. был убежден, что адвокаты Небритов Г.Г. и Васильев А.В., а так же подсудимые имеют отношение к лицам (если таковые действительно существовали) которые собирали сведения о Замашнюке А.Н. и высказывали в его адрес угрозы. Естественно, что говорить об объективности председательствующего Замашнюка А.Н. после этого не приходится.

В конечном счете судья Замашнюк А.Н. не счел необходимым соблюдать объективность и беспристрастность даже на словах, честно и прямо, в присутствии присяжных заседателей  указав на причину, по которой он  закрывает глаза на нарушения, допускаемые стороной обвинения, и всеми возможными средствами саботирует работу стороны защиты:

— Вопрос адвоката А. Васильева свидетелю Д. Стешину: Известно ли Вам, являлся ли ветеран ВОВ, которому оказывала помощь Е. Хасис в рамках деятельности «Русского вердикта», русским националистом?

— Заявление судьи Замашнюка А.Н.:  «Еще раз обращаю внимание присяжных заседателей на то, что предметом доказывания в настоящем процессе является ДОКАЗАТЬ НАЛИЧИЕ у Хасис и Тихонова наличие националистических взглядов  и идей радикальных взглядов на основании нетерпимости, идеологической ненависти и вражды к лицам, в том числе Маркелову, придерживающихся антифашистской идеологии». (т.33 на л.д. 240 ( 407))

То есть судья Замашнюк А.Н. прямо и искренне заявляет о том, что он целиком и полностью занял сторону обвинения. Указанные обстоятельства вопреки требованиям ст. 259 УПК РФ не были отражены в протоколе судебного слушания, на что были принесены соответствующие замечания, тем не менее оставленные председательствующим без соответствующей реакции.

В связи с изложенным председательствующему Замашнюку А.Н. 09.03.2011 года адвокатом Небритовым Г.Г. был заявлен отвод (т.29 л.д. 166-174) поддержанный стороной защиты, однако указанный отвод, в нарушении ст. ст. 61, 63, 64 УПК РФ удовлетворен не был (т. 29 л.д. 175-177).

Таким образом у стороны защиты вновь имеются основания утверждать, что приговор был вынесен незаконным составом суда, в нарушении требований ст.ст. 6 и 7 УПК РФ

 

III. Нарушение права на защиту подсудимого Тихонова Н.А.

В ходе судебного заседания 09.03.2011 года подсудимым Тихоновым Н.А. было заявлено ходатайство о допуске в качестве его защитника адвоката Короткова-Гуляева М.Ю. с которым было заключено соглашение иго (Тихонова Н.А.) отцом. (т.33 л.д. 213)

В удовлетворении данного ходатайства председательствующим Замашнюком А.Н. было незаконно отказано. При этом, в качестве мотива отказа в удовлетворении заявленного ходатайства председательствующий Замашнюк А.Н. сослался на два обстоятельства: На решение принятое председательствующим Замашнюком А.Н. 3 марта 2011 года об «исключении в качестве защитника адвоката Короткова-Гуляева М.Ю. от участия в процессе»   и на, якобы, имеющие место противоречия в позиции подсудимой Хасис Е.Д. (интересы которой до 03.03.2011 года представлял в процессе адвокат Коротков-Гуляев М.Ю.) и подсудимого Тихонова Н.А.

Оба вышеуказанных обстоятельства являются надуманными и не соответствуют действительности по следующим причинам:

03.03.2011 года председательствующим Замашнюком А.Н. было вынесено постановление непонятной правовой природы «об освобождении из процесса» адвоката Короткова-Гуляева М.Ю. за нарушения порядка в зале судебного заседания. При этом, описание процедуры «освобождения из процесса» в Законодательстве РФ и в том числе в УПК РФ не содержится, т.е. «освобождение из процесса адвоката» является исключительно выдумкой самого председательствующего Замашнюка А.Н. влекущее неизвестные правовые последствия. Соответственно, нет никаких причин и оснований считать, что «освобождение из процесса» адвоката Короткова-Гуляева представлявшего интересы Хасис Е.Д., влечет за собой недопустимость участия того-же адвоката со стороны Тихонова Н.А. Речи об «исключении» адвоката Короткова- Гуляева М.Ю. из процесса 03.03.2011 года вообще не шло, поэтому ссылка председательствующего Замашнюка А.Н.  на решение об «исключении из процесса» некорректна и не подтверждена в том числе и протоколом судебного заседания.

Довод председательствующего Замашнюка А.Н. о том, что интересы подсудимого Тихонова Н.А. противоречат интересам подсудимой Хасис Е.Д. так же является надуманным, не соответствующим фактическим обстоятельствам по делу и опровергается материалами дела и в том числе протоколом судебного заседания. Так, мнимое противоречие было усмотрено Замашнюком А.Н. в том, что Хасис Е.Д. не признает вину в незаконном обороте оружия полностью, а Тихонов сообщил что она брала в руки оружие. В своих показаниях данных в ходе судебного заседания Хасис Е.Д. так же подтверждала факт того, что она брала в руки оружие принадлежащее Тихонову Н.А., однако само по себе «взятие в руки оружия» состава преступления предусмотренного ст. 222 УК РФ не образует. В то же время Тихонов Н.А. нигде и никогда не утверждал, что Хасис Е.Д. приобретала, хранила, транспортировала и пр. огнестрельное оружие. Таким образом противоречия в позиции Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. нет.

Так же, УПК РФ не предоставляет председательствующему права «не допускать» до участия в деле избранного подсудимым защитника. Как следует из текста ст. 72 УПК РФ (на которую, к стати в своем решении сослался Замашнюк А.Н.) Решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 УПК РФ. Таким образом председательствующий Замашнюк А.Н. должен был не отказывать в удовлетворении ходатайства Тихонова Н.А., а вынести постановление об отводе адвоката Короткова-Гуляева М.Ю. что фактически председательствующим сделано не было.

Более того, на предварительном следствии интересы Хасис Е.Д. защищал адвокат А.В. Васильев, который в последствии на суде представлял интересы подсудимого Тихонова Н.А. Между тем адвоката Васильева А.В. председательствующий по причине противоречия позиций Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. – не отводил. Таким образом получается, что ранее представлявший интересы Хасис Е.Д. адвокат Коротков-Гуляев М.Ю. не может защищать Тихонова Н.А., а адвокат Васильев А.В.- может. Это противоречит не только требованиям законодательства, но так же элементарному здравому смыслу и правилу «исключенного третьего» формальной логики.

Таким образом в результате отказа в допуске адвоката Короткова-Гуляева М.Ю. в качестве защитника подсудимого Тихонова Н.А. по надуманным основаниям, председательствующим Замашнюком А.Н. было нарушено право подсудимого Тихонова Н.А. на защиту предусмотренное п.8 ч.4 ст. 47 и ч.1 ст. 50 УПК РФ.

 

IV. Запрет на принесение возражений на действия председательствующего и принесение отводов председательствующему.

В ходе судебного разбирательства судья Замашнюк изобрел ряд новых процессуальных действий, не предусмотренных законодательством: (1) «Оставление без рассмотрения отводов и возражений», (2) «Запрет на принесение возражений и заявление отводов».

Так, 18.04.2011 года при заявлении отвода председательствующему адвокатом Никулочкиным А. С. последний был председательствующим прерван. Замашнюк А.Н. объявил, что заявляемый ему адвокатом Никулочкиным А.С. на самом деле является «обсуждением принятого судом процессуального решения», (что не соответствовало действительности, являлось голословным и беспочвенным измышлением председательствующего Замашнюка А.Н., демагогическим приемом направленным на ограничение права стороны защиты на заявление отводов председательствующему) и конечном счете злоупотребив своим правом председательствующего в процессе председательствующий Замашнюк А.Н., оборвал выступление адвоката Никулочкина А.Н. и без удаления в совещательную комнату, постановил «Заявление адвоката Никулочкиа А.С. об отводе оставить без рассмотрения…» (т.35 л.д. 175-176, л.п. 842)

20.04.2011 года продолжая подобное «нормотворчество», в ходе судебного заседания председательствующий Замашнюк А.Н. вновь злоупотребив правом председательствующего в процессе прервал заявление адвокатом Никулочкиным А.С. возражений на действия председательствующего (т. 36 л.д. 5, л.п. 921). При этом в обосновании своих, якобы, законных действий председательствующий Замашнюк  А.Н. извратил суть возражений адвоката Никулочкина А.С. заявив, что возражения адвоката Никулочкина А.С. являются «обсуждением принятого судом решения». После чего сославшись на ч. 5 ст. 355 УПК РФ (которая регламентирует вопросы связанные с рассмотрением дел во второй а не первой инстанции) отказался предоставить адвокату Никулочкину А.С. возможность заявления возражений на действия председательствующего в том виде и объеме, в котором это, в соответствии с законом, желал сделать адвокат Никулочкин А.С.

Тогда, же 20.04.2011 года председательствующий Замашнюк А.Н. запретил приносить возражения на его действия адвокату Васильеву А.В. (т. 36 л.д. 36 л.п. 952)

Тогда же 20.04.2011 года председательствующий Замашнюк А.Н. «оставил без рассмотрения» заявление адвоката Васильева А.В. об отводе председательствующего  а затем и заявление об отводе председательствующего поданного адвокатом Небритовым Г.Г. (т. 36 л.д. 4-5 л.п. 919-920)

21.04.2011 года председательствующий в процессе судья Замашнюк А.Н. вновь запретил адвокату Васильеву А.В. представляющем интересы подсудимого Тихонова Н.А. приносить возражения на его действия (а именно- принятое решение об отказе в оглашении доказательства- флешкарты с видеозаписью из которой можно было бы сделать вывод об одежде используемой Тихоновым и Хасис). В реализации данного права адвокату Васильеву А.В. было отказано с мотивировкой- «Адвокат имеет право приносить возражения на действия председательствующего а не на принятое им решение» При этом Замашнюк А.Н. на отрез отказался пояснять- какой смысл он вкладывает в термин «действие председательствующего».

Подобное «нормотворчество» председательствующего Замашнюка А.Н. нарушает требования ряда статей УПК РФ а именно:

Ст. 65 УПК РФ регламентирующей порядок рассмотрения отвода судьи и устанавливающей исчерпывающий перечень возможных решений по заявленному отводу среди которых «оставление отвода без рассмотрения»- не значится.

Ст. 243 ч.3 УПК РФ предусматривает безусловное право сторон приносить возражения на действия председательствующего подлежащие обязательному занесению в протокол. При этом председательствующий не наделен правом самовольно запрещать или иным способом ограничивать стороны в реализации данного права.

Право на заявление возражений и отводов председательствующему носит существенный характер в том числе и для последующего кассационного разбирательства, поскольку выражает несогласие стороны защиты с действиями председательствующего.  Указанные нарушения, в свою очередь нарушают ст. 7 УПК РФ, а так же права подсудимого и защитника определенные ст.ст. 47 и 53 УПК РФ, т.е. право на защиту любыми законными способами.

 

V. Нарушение пределов судебного разбирательства.

В ходе судебного заседания стороной обвинения неоднократно допускался выход за пределы судебного заседания, то есть нарушение требований ст. 252, ч.1 ст. 334, ч. 7 и 8 ст. 335 УПК РФ. При этом, несмотря на возражения стороны защиты, председательствующий Замашнюк А.Н. по данным нарушениям никаких мер не предпринимал, более того, потворствовал стороне обвинения в совершении указанных нарушений требований УПК РФ.

Так, 09.03.2011 года В ходе судебного заседания были даны показания потерпевшими Бабуровой Л.И. и Бабуровым Э.Ф. при этом потерпевшая вышла за пределы судебного разбирательства и сообщали присяжным заседателям ряд фактов не имеющих отношения к существу дела, носящих характер материалов характеризующих личность погибшей А. Бабуровой и рассчитанных прежде всего на эмоциональную реакцию присяжных заседателей (т. 33 л.д. 244-250 и т. 34 л.д. 1-2)

Потерпевшая  Л.И. Бабурова сообщила обстоятельства связанные с обучением А.Бабуровой в МГИМО и МГУ, трудовой деятельностью А. Бабуровой в газете «Известия», газете «Вечерняя Москва»,  журнале «Созвездие» тематику ее статей. Обстоятельства прощания с А. Бабуровой 23 февраля 2009 года в ЦКБ «на котором присутствовал весь факультет журналистики МГУ, члены союза пистелей и журналистов». Сообщила о якобы имевших место комментариях каких-то пользователей сети Интернет по факту гибели А.Бабуровой. Уопмянула в своем выступлении организации «Славянский Союз», «Формат-18», «Комбат-18», Блад эн хонорр» и пр. не упомянутые в тексте предъявленного Тихонову Н.А. и Хасис Е.Д. обвинения. Сообщила и зачитала письма А.Бабуровой якобы полученные ее родителями, но не проибщенные к материалам дела в качестве доказательств и т.д.

Потерпевший Бабуров Э.Ф. так же рассказал об учебе А. Бабуровой в МГУ и МГИМО, о книгах которые читала А. Бабурова в ходе учебы в школе, так же рассказа присяжным заседателям о том, что он сам является профессором Севастопольского НТУ, обстоятельства смерти своего отца и матери жены и пр.

За все время выступления потерпевших председательствующий ни разу не прервал их показания, давая возможность довести до сведения присяжных заседателей обстоятельства доказанность которых не подлежит доказыванию в суде с участием присяжных заседателей.

В ходе заседания 21.03.2011 года изучался ряд доказательств не относящихся к предъявленному Тихонову и Хасис обвинению:

— женские парики и маска (т. 34 л.д. 56)

— удостоверение корреспондента издательсткого дома «Секрет фирмы» на имя Тихонова (т. 34 л.д. 57)

— очки без диоптрий (т. 34 л.д. 58)

— выясняются вопросы связанные с установкой «растяжек» с использованием гранат (т. 34 л.д. 61, 73-74)

— исследуются блокноты с рукописными записями не относящимися к вмененным Тихонову и Хасис преступлениям, в том числе исследуются вопросы связанные с упомянаемыми в этих блокнотах преступной группировкой «Черные ястребы» (т. 34 л.д. 66)

— выясняются вопрос о том, планировал ли Тихонов отстреливаться от сотрудников милиции (т. 34 л.д. 76)

— исследуются фотографии судей Московского городского суда Штундера П.Е., Олихвер Н.И., Усова Г.Г. (т. 34 л.д. 79) обнаруженные в компьютере изъятом у Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д.

— В ходе допроса свидетеля Горюновой, вопреки предъявленному Тихонову Н.А. и Хасис Е.Д. сторона обвинения выясняла  известна Горюновой причина исчезновения Паринова. (Т.36 л.д. 26,27,28)

Исследование, вопреки возражений стороны защиты, данных обстоятельств не относящихся к предъявленному Тихонову Н.А. и Хасис Е.Д. сформировало у присяжных заседателей эмоциональное негативное отношение к подсудимым, что в конечном счете и отразилось на вынесенном ими обвинительном вердикте.

 

VI. Оглашение недопустимых доказательств.

В ходе судебного разбирательства председательствующим, вопреки требований уголовно-процессуального законодательства РФ и возражений стороны защиты, были допущены к исследованию ряд доказательств полученных с нарушением закона и подлежащих признанию недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

Протоколы опознания Тихонова Н.А. свидетелями Мурашкиным и Ермаковой. Опознания Тихонова свидетелями А. Мурашкиным (т.5 л.д. 235-238) и Л. Ермаковой (т. 5 231-234) проходили с нарушениями требований законодательства. Протоколы опознания Тихонова содержит дописки искажающие фактический ход процедуры опознания, а именно фразу «Перед началом опознания на опознаваемых были надеты одинаковые вязанные шапки черного цвета» вписанная между строчками типографского бланка в месте не предусматривающим какие-либо надписи. Кто, когда и с какой целью сделал эту дописку и почему для этого не воспользовались соответствующими предназначенными для записей линиями графления из протокола установить нельзя. Данная дописка не удостоверена подписями лиц участвующих в опознании.

Протокола обыска от 03.11.2010 года по месту жительства Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. Протокол обыска получен с нарушением законодательства и должен быть признан недопустимым доказательством. Вопрос о нормах права нарушенных при его оформлении должен быть решен в зависимости от ответа на вопрос о статусе Тихонова и Хасис в ходе производства обыска. Так, если Тихонов и Хасис на тот момент еще не являлись подозреваемыми- они не могли быть подвергнуты личному обыску о котором идет речь в протоколе обыска. Если же Тихонов и Хасис уже были подозреваемыми, в этом случае было нарушено их право на защиту, поскольку в момент производства следственного действия – обыска, Тихонову Н.А. и Хасис Е.Д. не был предоставлен защитник.

В соответствии с ч.5 ст. 182 УПК РФ перед началом обыска следователь обязан предложить добровольно выдать подлежащие изъятию предметы и документы которые могут иметь значение для уголовного дела. В то же время, как видно из Протокола обыска (т.5 л.д. 124) Тихонову А.Н. было предложено выдать неизвестно что (что именно в соответствующей графе Протокола не указано), а Хасис Е.Д. вообще ничего выдать не предлагали. Как следует из Протокола обыска предложение выдать добровольно оружие было сделано Тихонову А.Н.и Хасис Е.Д. уже после того как обыск начался и большая часть оружия была обнаружена (т.5 л.д. 126). Таким образом Тихонов А.Н. и Хасис Е.Д. были лишены возможности добровольно выдать интересующие следствие предметы и в частности — оружие (а такое намерение у них безусловно имелось).

Таким образом, было нарушено право Тихонова А.Н. и Хасис Е.Д. добровольно выдать оружие и быть освобожденными от ответственности по ст. 222 УК РФ в соответствии с примечанием к данной статье.

Согласно постановления о производстве обыска (т.5 л.д. 121-122), обыск должен был быть произведен в жилище Тихонова Н.А. Согласно ч.4 ст. 182 УПК РФ до начала обыска следователь был обязан предъявить Тихонову Н.А. постановление (судебное решение) о производстве обыска. Как следует из Постановления о производстве обыска (т.5 л.д. 121-122), Постановление Тихонову Н.А. и Хасис Е.Д. не предъявлялось, каких либо отметок об отказе в ознакомлении с Постановлением Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. в Постановлении и последующим Протоколе обыска не содержится.

Таким образом имеет место нарушение требований п.4 ст. 182 УПК РФ  обязывающей следователя перед началом обыска предъявить постановление о его производстве. В связи с нарушением указанного требования, Тихонов Н.А. был лишен возможности оценивать законность и обоснованность действий сотрудников проводивших обыск и как следствие, реализовывать в полном объеме права предусмотренные п.п. 5 (добровольно выдать подлежащие изъятию вещи), 15 (получить копию протокола обыска) ст. 182  УПК РФ и п. 6 (внести в протокол обыска свои замечания и дополнения) ч. 3 ст. 166 УПК РФ Как следует из Протокола (т.5 л.д. 140) Копия Протокола вручалась только Тихонову. В то же время, в ходе обыска личному обыску была подвергнута и Хасис. Ей-же, как следует из указанного документа, копия протокола не вручалась.

Как следует из текста Протокола обыска, в ходе обыска жилища Тихонова, помимо непосредственного обыска жилища Тихонова, сотрудниками следствия был проведен и личный обыск Тихонова и Хасис, в частности у Тихонова был изъят и обыскан рюкзак и одежда находившиеся непосредственно на нем, у Хасис была обыскана сумка находившаяся у нее в руках. В то же время, согласно ч. 1 ст. 184 УПК РФ личный обыск производится только в отношении подозреваемых или обвиняемых. Данный вывод содержится в том числе и в Определении Конституционного суда от 13 октября 2009 г. N 1232-О-О где прямо указано: «Оспариваемые заявительницей законоположения закрепляют правило о производстве личного обыска только по судебному решению или же о незамедлительной проверке судом законности проведенного обыска, что служит гарантией реализации прав лица, подвергнутого обыску. При этом положения части первой статьи 184 УПК Российской Федерации предполагают возможность проведения личного обыска только в отношении подозреваемого и обвиняемого, права которых при производстве данного следственного действия гарантируются нормами уголовно-процессуального законодательства.» На момент обыска Тихонов и Хасис статуса подозреваемых или обвиняемых не имели и, соответственно, не могли быть подвергнуты личному обыску.

Показания данные в ходе суда следователем Неминущей, оперуполномоченными Далазовым и Жемеровым и противоречащие тексту протокола обыска не могли быть приняты судом во внимание, поскольку указанные граждане являются заинтересованными в исходе дела лицами, более того, в случае доказанного нарушения ими процессуальных норм они могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности. Если же допустить, что показания следователя Неминущей оперуполномоченных Жемерова и Далазова соответствуют действительно, следует признать, что в протоколе обыска недостоверно отражен ход проведения данного следственного действия, что в свою очередь так же делает его недопустимым доказательством.

Сводки прослушки в квартире где проживали Тихонов Н.А. и Хасис Е.Д. и производных от них доказательств. Согласно имеющегося в деле Постановления судьи (т.3 л.д. 216) оперативным службам ФСБ было дано разрешение на проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении гр-на Тихонова Н.А.- «обследование жилого помещения» и «наблюдение с использованием аудио- и видеозаписи» ограничивающей конституционные права и свободы граждан по адресу: г. Москва, ул. Свободы, д. 93 корп. 1 кв. 161.

В то же время, Мосгорсудом не было дано разрешений на проведение оперативно-розыскных мероприятий ограничивающих конституционные права гр. Хасис Е.Д. проживавшей вместе с Тихоновым Н.А. по вышеуказанному адресу и Великанова – являвшегося владельцем указанного жилища. При том, что указанные обстоятельства были известны сотрудникам ФСБ заранее соответственно у них имелась возможность получить у суда, в установленном законом порядке разрешение на ограничение конституционных прав Хасис Е.Д. и Великанова.

В то же время, сотрудники ФСБ были прекрасно осведомлены о том, что истинным владельцем данного помещения является гр-н Великанов. А вот разрешение на ограничение Конституционных прав и свобод Великанова (а право на неприкосновенность жилища является именно Конституционным правом) сотрудникам ФСБ Постановлением судьи предоставлено не было.

Изученные в ходе производства по делу материалы, подтверждают тот факт, сто сотрудники ФСБ установили микрофоны и видеокамеры в жилище Тихонова принадлежащем Великанову именно после проникновения в указанное жилище. Для установки микрофонов прослушки (сводки которой приобщены к материалам дела), сотрудникам ФСБ требовалось пройти в квартиру. Это могло быть сделано либо на основании решения суда, либо при наличии согласия собственника жилого помещения- Великанова. Великанов был допрошен в ходе суда при этом он ультимативно заявил, что сотрудники ФСБ в принадлежащую ему квартиру не заходили.

Таким образом получается, что проникновение в квартиру оперативными сотрудниками ФСБ было совершено незаконно, без соответствующих полномочий предоставляемых судебным решением.

Таким образом, сотрудниками ФСБ устанавливающим прослушивающую и подсматривающую аппаратуру в квартире Великанова совершили указанные действия с нарушением требований законодательства и конституционного права на неприкосновенность жилища  Великанова и Хасис Е.Д.

 

VII. Стороне защиты отказано в ознакомлении с материалами дела.

03.03.2011 года с целью ограничения возможности защиты по обжалованию действий председательствующего и принесения на них возражений в порядке ч.3 ст. 243 УПК РФ, а так же с целью недопущения оспаривания допустимости показаний свидетелей обвинения, судья Замашнюк А.Н., в нарушении п.7 ч.1 ст. 53 УПК РФ а так же ч.6 ст. 259 УПК РФ  отказал защите в праве ознакомления с частями протокола судебного слушания и судебными материалами дела  сославшись на какую-то инструкцию которая, исходя из полученного стороной защиты ответа, по мнению судьи имеет приоритет перед требованиями УПК РФ.(т.33 л.д. 155 (322)).

 

VIII. Протокол судебного заседания составлен с нарушениями требований ст. 259 УПК РФ.

Стороной защиты бело заявлено ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного слушания в день оглашения приговора по делу, т.е. 6 мая 2011 года.

Протокол судебного слушания, в соответствии с ч.6 ст. 259 УПК РФ  должен быть изготовлен и подписан в течении трех суток с момента оглашения приговора. В соответствии с ч.7 ст. 259 УПК РФ протокол должен быть предоставлен сторонам в течение 3 суток со дня получения соответствующего ходатайства. Вопреки изложенным нормам права, протокол судебного заседания был предоставлен стороне защиты только 01.06.2011 года, то есть почти через месяц после получения судом ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного слушания, что в свою очередь ограничивает права стороны защиты на ознакомление с материалами дела (и в том числе Протоколом судебного заседания) а так же право на принесение замечаний на протокол судебного заседания, предусмотренные ст. 260 УПК РФ.

По результатам ознакомления с протоколом судебного заседания, стороной защиты были выявлены многочисленные несоответствия протокола, требованиям ч.3 ст. 259 УПК РФ а именно, в протоколе частично не были указаны действия суда в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного заседания; заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц; подробное содержание показаний; вопросы, заданные допрашиваемым, и их ответы.

По результатам ознакомления с протоколом судебного заседания, стороной защиты выявлен ряд несоответствий текста протокола фактически имевшим место событиям судебных слушаний, что в свою очередь затрагивает права и законные интересы моего подзащитного Тихонова Н.А. и ограничивает его право на защиту. Более того, ряд нарушений требований УПК РФ допущенных в ходе судебного заседания самим председательствующим Замашнюком А.Н. в протоколе отражен не был. Стороной защиты были принесены замечания на протокол судебного заседания, в качестве обоснования законности и обоснованности своих замечаний, стороной защиты были приложены аудиозаписи судебных заседаний проводившиеся с разрешения председательствующего Замашнюка о чем  имеется соответствующая отметка в протоколе судебного заседания (т.33 на л.д. 154 (л.п. 321)).

В то же время, председательствующим Замашнюком А.Н. во внесении исправлений в протокол судебного заседания было отказано. Более того, в нарушении требований ч. 5 ст. 259 УПК РФ стороне защиты было отказано в приобщении к материалам уголовного дела предоставленной аудиозаписи.

Как следует из Определения Конституционного суда РФ от 25 января 2005 г. N 67-О Каких-либо предписаний, лишающих участников процесса возможности обжаловать постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, а суд кассационной инстанции — права проверить обоснованность отклонения замечаний, оспариваемая статья не содержит. Напротив, предусматриваемое ею приобщение замечаний к протоколу судебного заседания и к материалам уголовного дела в целом является условием, позволяющим вышестоящим судебным инстанциям ознакомиться с этими замечаниями и оценить правомерность их отклонения.

Как признал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 2 июля 1998 года по делу о проверке конституционности статей 331 и 464 УПК РСФСР, рассмотрение жалобы на принятое судом (судьей) в ходе производства по уголовному делу постановление (определение) по промежуточному вопросу, в том числе относительно принятия или отклонения замечаний на протокол судебного заседания, одновременно с рассмотрением жалобы на приговор является допустимым.

 

IX. Нарушен принцип неизменности состава суда предусмотренный ст. 242 УПК РФ.

Как следует из материалов дела, рассмотрение уголовного дела в отношении Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. изначально проводилось судьей Московского городского суда Николенко Л.И. Именно Николенко Л.И. назначила (т.29 л.д. 16) и провела по делу (т. 29 л.д. 43-55) предварительное слушание а так же первое заседание по отбору присяжных заседателей (т. 29 л.д. 88-91) которое было отложено в связи с неявкой кандидатов в присяжные заседатели.

В то же время, в материалах дела, в т. 29 на обороте л.д. 91 имеется рукописное указание (по видимому председателя Мосгорсуда Егоровой О.А.) о передаче дела от судьи Николенко Л.И. судье Замашнюку А.Н.

В соответствии со ст. 242 УПК РФ Уголовное дело рассматривается одним и тем же судьей или одним и тем же составом суда.

В соответствии со ст. 5 Закона о «Судебной системе в РФ» Суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону.

В соответствии со ст. 35 Федерального Конституционного закона «О судах общей юрисдикции в РФ» председателям судом не предоставлено права вмешательства в судебное разбирательство, в том числе дача распоряжений о передаче рассматриваемых дел от одного судьи другому.

В материалах дела не содержится каких либо сведений о том, что судья Николенко Л.И. взяла самоотвод, передала дело по подсудности или по каким-то иным причинам не может участвовать в рассмотрении дела. То есть, получается, что имело место незаконное вмешательство в осуществление правосудия в результате которого дело было незаконно изъято у судьи Николенко Л.И. и передано в производство судье Замашнюку А.Н.

Вышеизложенное вновь свидетельствует о том, что приговор по делу вынесен незаконным составом суда в нарушении требований ст.ст. 6 и 7 УПК РФ.

 

X. Нарушен принцип презумпции невиновности предусмотренный ст. 14 УПК РФ.

Сразу после задержания Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. 03.11.2011 года в средствах массовой информации, при постоянных информационных «вбросах» со стороны правоохранительных органов ведущих расследование по настоящему уголовному делу, была развернута активная информационная компания по созданию у граждан РФ устойчивого негативного отношения к Тихонову Н.А. и Хасис Е.Д. и убежденности в виновности последних в инкриминируемом им преступлении.

В качестве наиболее типичных примеров можно сослаться на следующие публикации:

Так, 18.01.2010 (то есть еще до окончания предварительного следствия) «Новая газета» опубликовала статью «Как их брали» (в сети Интернет размещена по адресу http://www.novayagazeta.ru/data/2010/004/01.html) в которой делались ультимативные утверждения о виновности Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. в убийстве Маркелова и Бабуровой, их принадлежности к «террористическому фашистскому подполью», при этом сама статья содержала ряд сведений (вплоть до цитат из протокола обыска от 03.11.2009 года) о которые на тот момент могли быть известны только органам предварительного следствия. (Приложение 3)

27.12.2010 года информационное агентство «Росбалт» разместило на своем сайте статью «Вся правда об убийстве Станислава Маркелова» http://www.rosbalt.ru/moscow/2010/12/27/804537.html в которой помимо безапелляционных утверждений о причастности Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. к убийству Маркелова и совершению ряда других (фактически не вмененных тихонову Н.А. и Хасис Е.Д.) преступлений содержались сведения из материалов дела и оперативных материалов. (Приложение 4)

Наиболее-же вопиющим нарушением презумпции невиновности являются сообщения СМИ в которых цитируется выступление директора ФСБ РФ  Бртникова А.В.  которое было не только процитировано в печатных СМИ, но и показано в выпусках новостей по федеральным телевизионным каналам. Так, «Российская газета» — Столичный выпуск №5033 (209) от 06.11.2009, (http://www.rg.ru/2009/11/06/markelov.html) сообщает в статье посвященной задержанию Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. по подозрению в убийстве Маркелова и Бабуровой сообщает:

«…Вчера глава ФСБ Александр Бортников проинформировал президента РФ Дмитрия Медведева о раскрытии убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Бортников подтвердил, что к преступлению причастна одна из радикальных групп националистов. Выявленных преступников задержали. «Получены изобличающие материалы в отношении лиц, которые принимали участие в преступлении, первичная доказательная база, а также конкретная информация, которая является признательной со стороны лица, совершившего убийство», — сообщил глава ФСБ в разговоре с президентом. При задержании членов банды изъято большое количе ство огнестрельного оружия. Также раскрыто еще одно убийство, совершенное в сентябре на почве национальной вражды.» (Приложение 5)

Попытки стороны защиты пресечь вышеуказанный поток лжи и дезинформации о личности и роли Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. в убийстве Маркелова и Бабуровой , путем обращения в Басманный районный суд г. Москвы с иском к «Новой газете» о защите чести и достоинства Хасис Е.Д. результатов не принесли, поскольку в иске Хасис Е.Д. было отказано. Данное решение окончательно развязало руки СМИ в  возможности делать заявления  о виновности Тихонова Н.А. и Хасис Е.Д. до вынесения по делу приговора.

Указанные обстоятельства позволяют сделать однозначный вывод о том, что со стороны правоохранительных органов, в том числе лиц проводивших расследование по данному делу, а так же лично директора ФСБ РФ Бортникова А.Н. имели место действия нарушающие требования ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ гласящей:

«Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.»

Аналогичного мнения придерживается и Европейский суд по правам человека  Так, в деле Allenet de Ribemont v France (1995 г.) был убит член парламента, и заявитель принадлежал к числу арестованных по подозрению в убий- стве. Вскоре после его ареста состоялась трансляция пресс-конференции при участии министра внутренних дел и двух старших офицеров полиции. В ходе пресс-конференции было задано несколько вопросов, отвечая на которые данные должностные лица заявили, что все участники убийства арестованы, а заявитель является одним из идейных вдохновителей убийства. Суд постановил, что ст. 6(2) не стоит интерпретировать как запрещающую властям информировать общественность о текущих уголовных процессах. В то же время, она предписывает властям соблюдать при этом тактичность и осторожность в целях гарантии презумпции невиновности. Суд постановил, что заявления некоторых высокопоставленных полицейских чиновников о том, что заявитель является одним из вдохновителей преступления, были сделаны без каких-либо ограничений и оговорок. Это приравнивалось к отчетливому провозглашению вины, что укрепило общественность в убеждении в вине заявителя и предопределило оценку фактов компетентным судом. Это стало нарушением презумпции невиновности, составляющей предмет ст. 6(2). Аналогичным образом Суд признал нарушением ст. 6(2) недвусмысленное провозглашение вины судьей, парламентариями и прокурорами во время интервью прессе о данном уголовном деле (см. цитируемые выше решения по делу Lavents и делу Butkevicius).

 

XI. Лишение стороны защиты права на реплики по окончании прений.

Сторона защиты была лишена председательствующим права на реплику по окончании прений сторон (т. 36 л.д. 192 (1108)) в связи с тем, что сторона обвинения отказалась от участия в репликах. Исходя из этого председательствующий Замашнюк А.Н. сделал вывод что и сторона защиты утратила свое право на реплику.

Сторона защиты принесла возражения на действия председательствующего (т. 36 л.д. 197) однако председательствующий Замашнюк А.Н. своего решения о лишении защиты права на реплики не изменил, более того, высказал угрозу в адрес стороны защиты о возможном удалении стороны защиты из процесса, как ранее это было сделано с адвокатом Коротковым-Гуляевым М.Ю. за «произвольное толкование защитой норм закона». Подобные угрозы со стороны председательствующего в адрес защиты сами по себе являются незаконными и несут цель оказать давление на сторону защиты с целью саботажа ее деятельности по защите прав и законных интересов подсудимых.

Решая же вопрос о лишении стороны защиты права на реплики, председательствующий Замашнюк А.Н. руководствовался ст. 292 УПК РФ (что видно из вынесенного им постановления), в то время, как вопросы связанные с репликами сторон в ходе судебного заседания с участием присяжных заседателей регламентированы ст. 337 УПК РФ прямо указывающей на то, что по окончании прений сторон все их участники имеют право на реплику.

Изложенное, по мнению защиты, свидетельствует о нарушении в ходе судебного разбирательства требований вышеизложенных норм УПК РФ. На основании п.2 ч. 1 ст. 379 и ч.1 и п.4 ч.2 ст. 381  УПК РФ основанием для отмены или изменения приговора по делу является нарушение уголовно-процессуального закона.

Руководствуясь гл. 43 и ст. 375, 379, 386 УПК РФ

ПРОШУ

Приговор Московского городского суда в отношении Тихонова Н.А. отменить, направить дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд в ином составе суда.

Адвокат А.В. Васильев.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1. Интервью присяжной Добрачевой газете «Московский Комсомолец» № 25627 от 26 апреля 2011 г. (в сети Интернет по адресу http://www.mk.ru/social/interview/2011/04/25/584035-prisyazhnuyu-vyidavilo-iz-taynoy-komnatyi.html)

2. Интервью присяжного Мамонова информационному порталу «Газета Ру» (в сети Интернет по адресу http://gazeta.ru/social/2011/05/17/3620585.shtml)

3. Статья «Как их брали» размещенная в газете «Новая газета» 18.01.2010 (в сети Интернет размещена по адресу http://www.novayagazeta.ru/data/2010/004/01.html) в

4. Статья «Вся правда об убийстве Станислава Маркелова» размещена на сайте информационного агентства «Росбалт» 27.12.2010 года (в сети Интернет по адресу: http://www.rosbalt.ru/moscow/2010/12/27/804537.html)

5. «Российская газета» — Столичный выпуск №5033 (209) от 06.11.2009 (в сети Интернет по адресу: http://www.rg.ru/2009/11/06/markelov.html)

­­­­­­

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий