В свое время для характеристики преступных элементов коммунисты использовали термины из классовой теории. Закоренелые уголовники часто характеризовались как «социально близкие элементы». И вообще отношение к преступлениям, совершенным ради наживы, было снисходительным, чего не скажешь об отношении к «социально чуждым» — политическим оппонентам.

Все это я припомнил, читая об освобождении из-под стражи под подписку о невыезде Сергея Цеповяза, ближайшего подельника лидера Кущевской ОПГ Сергея Цапка. С Цеповяза сняли обвинения в соучастии в убийстве 12 человек на улице Зеленая в станице Кущевская. Теперь его обвиняют лишь в укрывательстве особо тяжких преступлений. По данным следствия, он подвез исполнителей убийства к дому фермера, потом утопил ножи и спрятал стволы с помощью которых убивали хозяина дома и его гостей. Экая, право, мелочь! Действительно, зачем Цеповязу томиться за решеткой до суда? Пусть лихой человек гуляет!
Для сравнения: Евгению Хасис обвиняли в том, что она, находясь вблизи от места преступления, неустановленным следствием способом передала неустановленный сигнал, уведомив преступника о появлении жертвы. И ее на основании следственных «неустановок» и предположений обвинили в соучастии в убийстве и упекли на 18 лет тюремного заключения. А Цеповяз как «социально близкий» правящему режиму элемент со 105-й статьи соскочил на 316-ю. Максимальное наказание по которой – до 2 (!) лет. Зачем его наказывать строже, он же не опасен для власти – всего лишь бандит. А Евгения Хасис – другое дело. Она русская националистка, политический враг, «социально чуждый» для власти элемент.

Впрочем, помимо классовой теории есть и еще одно объяснение почему Цеповяз получит не более 2 лет, а Хасис – 18. По всей видимости бандит сдал операм убийц, которых подвез к дому жертв, и чье оружие он после убийства выбросил и спрятал. А Евгения никак не могла облегчить работу следствия, никого не могла сдать в обмен на свободу для себя, а оговаривать невиновных в интересах «правоохранителей» отказалась. И за это она будет сидеть 18 лет.

Сводки о приговорах, вынесенных «социально близким» правящему режиму элементам, не дают мне забыть о собственном статусе политического заключенного. Читаю «МК» за 7 июля с.г.: банда занималась грабежами (ст.161 ч.3 – от 6 до 12 лет), разбоями (ст.162 ч.3 – от 7 до 12), мошенничеством (ст.159 ч.4 – от 5 до 10 лет), убийствами (ст.105 ч.2 – от 8 до 20 лет, либо пожизненное). Мособлсуд назначил наказание: Каткову (один из главарей и организатор двойного убийства) – 15 лет строгого режима; Комиссарову (второй главарь и непосредственный исполнитель двойного убийства) – 17 лет строго режима; еще два подельника не участвовавшие в убийствах, получили по 7 и 4 года строгого режима. Можно попытаться объяснить поразительную в сравнении с нашим приговором гуманность суда тем, что подсудимые в отличии от нас сотрудничали со следствием и всех сдавали. Но нет, в газете со ссылкой на Мособлпрокуратуру сказано четко: «остальных членов группы следствие пока не выявило». Молчат, значит, бандиты. Не ссучились. За что же им тогда такая «скачуха» (снисхождение от суда) выпала? А не было никакого снисхождения. Просто Катков и Комиссаров сотоварищи для власти – «свои», понятные и «социально близкие», бандюганы без политических воззрений и с корыстными мотивами. Пацаны просто шли к успеху, о плохом не думали. А вот Тихонов и Хасис – это карбонарии, якобинцы и вообще «не тех идей». А значит, «ату их, ату!». Чтобы другим была наука. Показательно. На вечную каторгу. Чтоб не выбрались. Эх, нельзя жалко «без права переписки»…

Никита Тихонов. СИЗО Лефортово. Июль 2011г.

http://rusverdict.livejournal.com/151920.html

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий