20 сентября 2011 года к Никите Тихонову в Лефортово заявился полковник ФСБ, командовавший его задержанием и проводивший с ним доследственную оперативную «работу», результатом которой стал самооговор Тихонова. Оперативник (предположительно В.В.Шаменков, начальник 3-го отдела Управления защиты конституционного строя 2-ой службы ФСБ) стал убеждать Тихонова, что его зовут совсем не Владимир Владимирович. По непонятной пока причине он настоятельно хотел услышать от Никиты, есть ли к нему лично какие-то претензии. Поскольку время для предъявления претензий не пришло, Никита промолчал, тем более что лично В.В.Шаменков рук пытками не марал – на то у него были подчиненные чином пониже…
Визитер сообщил Никите, что «не все еще потеряно» и у Никиты «есть возможность изменить свою судьбу, сообщив интересующие ФСБ сведения». В ответ Никита лишь предложил оперу проверить его силу духа через год, два, пять и так далее, приехав на зону для пожизненно заключенных, где голод и дубинки «дубаков» помогают раскрывать «висяки».
Поставив под сомнение христианское смирение Никиты, чекист предположил, что «Горячева бы он точно придушил», на что Никита заверил, что в его сердце нет ненависти ни к Илье Горячеву, ни к Андрею Бормоту, а за других людей он не отвечает.
Еще оперативника интересовали некие «дубнинские ребята» и некий «Леша», которого ФСБ подозревает в убийстве судьи (при предыдущей оперативной беседе в начале мая 2010 года, тот же чекист сообщил Никите, что по его данным судью Чувашова убил некий «Леша-Морпех»). Никите на это сказать было нечего, он лишь пожелал чекисту найти спасение души у Бога.
А мне Никита сказал: «Не видать им нашего покору как свинье неба».

http://tihonov-hasis.livejournal.com/7465.html

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий