Алексей Барановский, Барановский Алексей Александрович, Алексей Барановский фото, Алексей Барановский журналист, Алексей Барановский правозащитникКоординатор правозащитного центра «Русский вердикт» Алексей Барановский недавно побывал в Челябинске.  Один из  лучших правозащитников России по версии Общественной палаты РФ и «первый пиарщик на Руси» (так его охарактеризовал «Коммерсант-Власть») поделился с агентством «Mega-U.ru» своими мыслями о политических и социальных реалиях современной России.

Конокрадство и политика.

— Политическая обстановка в нашей стране сейчас несколько напряженная, это уже ни для кого не секрет. Каков прогноз с Вашей колокольни. Что будет дальше?
— Несмотря на все эти митинги, политические движения и волнения, не стоит ожидать в ближайшие годы чего-то экстраординарного. Конечно, какие-то акции протеста и провокации неизбежны, как и политические уголовные дела.

— В Челябинской области за последние пару месяцев было инициировано несколько уголовных дел по ст. 282 УК РФ (экстремизм) в отношении школьников и совсем еще молодых людей. Совсем недавно это было сложно представить. Почему так происходит?
— Когда заходит разговор об экстремизме, мне вспоминается роман Печерского «В лесах» — о том, как император Николай I создал подразделение по борьбе с конокрадством. И воровать лошадей начали даже в тех губерниях, где отродясь никакого конокрадства не было. То же самое с экстремизмом. Поскольку служба по борьбе с ним создана, надо, чтобы и он был. Вот именно в таком ключе и стоит расценивать челябинские истории с подростками.

Что касается вообще создания службы по борьбе с экстремизмом в стране, то это большая политическая ошибка – вместо подразделений по борьбе с организованной преступностью создать подразделение по борьбе с «писателями» групп «ВКонтакте» и прочими манифестантами. Количество преступлений организованных преступных группировок в несколько тысяч раз превышают количество деяний, совершенных так называемыми экстремистами. От кого опасность для общества больше – от школьников, написавших глупости на заборе, или от настоящих бандитов? Может быть, вновь избранный президент исправит ошибку, допущенную его предшественником.

— Не кажется ли Вам, что после дела Тихонова и Хасис таких дел по политическим статьям стало значительно больше. Это был прецедент?
— На самом деле это дело было уже в зените так называемой «охоты на ведьм». Повышенное общественное внимание тоже легко объяснимо: сами подсудимые совершенно выпадали из привычной серии «малолеток», которые не могут связать двух слов, – журналист и общественная активистка, хорошо выглядящие, складно и внятно излагающие свои мысли, образованные. Плюс весьма неплохая защита – начиная от адвокатов и заканчивая информационной поддержкой. В том числе и нашей организации «Русский вердикт». Возможно, кто-то хотел сделать процесс показательным, но в этом деле коса нашла на камень.

— Тогда общество разделилось на две части…
— И это не есть хорошо. Оно разделилось по признаку политических предпочтений – тех, кому нравятся националисты Тихонов и Хасис, и тех, кто выступает против них. При этом правовая сторона дела и вопрос, кто же на самом деле убил адвоката Маркелова и журналистку Бабурову никого не интересовали.

— В связи с этим не могу не задать вопрос и по поводу недавнего скандала, связанного с выступлением панк-группы «Pussy Riot» в Храме Христа Спасителя. Что в этой истории не так?
— К сожалению, в нашем обществе сложился такой принцип жизни – это принцип старухи Шапокляк, которая все время повторяла: «Хорошими делами прославиться нельзя». Собрал ты коробку вещей и принес в детский дом – молодец, все тебе благодарны, но  журналистам и обществу это неинтересно. А, если ты, как Брейвик,  пошел и убил 70 человек или, как «Pussy Riot», спел в церкви экстравагантную песню, то повышенное внимание тебе обеспечено. Наверняка, девушки это понимали. Стоял ли кто-то за ними – это другой вопрос, но максимальный эффект достигнут. Собирались ли они при этом попадать в тюрьму, не знаю. То, что они оказались еще и матерями с маленькими детьми, лишь подлило масла в огонь и вызвало раскол в обществе. Для либералов они свои, для консервативно-православной общественности – враги. Я, к примеру, не воцерковлен, но у меня тоже есть свои принципы: чужие религиозные ценности надо уважать, смеяться над ними не стоит. Однако в тюрьме их тоже держать не стоит, штрафа и ремня достаточно.

— Вы потомок расстрелянного по политической статье в 1937 году, а затем реабилитированного. Как Вы думаете, почему по прошествии 75 лет все еще невозможно полностью изучить дело вашего родственника?
— Наверное, все дело во внутренних инструкциях КГБ-ФСБ. Известна цитата директора ФСБ Патрушева «ФСБ станет новым дворянством». Так вот эта структура все и решает. Это особая каста, у нее свои законы, правила и мировоззрение. С нашим рациональным подходом сложно анализировать некоторые их действия. Однако во времена раннего Ельцина прозрачность все же была, хоть и просуществовала недолго. К сожалению, федерального закона, который бы четко прописывал сроки давности по «политическим» делам на все случаи жизни, нет. Новой Думе следовало бы об этом подумать.

Интернет заменит телевизор?!

— Как Вы относитесь к идее создания Общественного телевидения? Не обидно, что и оно у нас будет провластным – директора же назначает сам президент.
— ОРТ так и расшифровывалось — общественное российское телевидение. Но оно такое же общественное, как и наша Общественная палата. Это все переливание из пустого в порожнее, как в басне Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь».

— Неужели Интернет – это единственное место, откуда можно узнавать истинное положение дел в стране? И что делать нашим бабушкам, дедушкам, родителям и простым фрезеровщикам и токарям, которые даже не знают, с какой стороны подойти к компьютеру?
— На самом деле, по мере развития общества и «интернетизированности» регионов проблема неосведомленности должна в скором времени разрешиться. Кстати, в Москве и Питере телевизор почти никто уже не смотрит – все сидят в социальных сетях и черпают там информацию, которая зачастую прямо противоположна тому, что показывают по федеральным каналам (большая часть газет и журналов также имеет сайты, посещаемость которых значительно больше бумажного тиража). Именно поэтому акции протеста чаще всего проходят в этих городах. С другой стороны, переоценивать роль Интернета не стоит. Там больше провокаций — реализовать их проще, чем в классическом СМИ. Но опытный пользователь способен отличить зерна от плевел.

— Но ведь основная часть электората как раз те самые бабушки и дедушки, у которых Интернета нет…
— Поэтому я и говорю, что в ближайшее время ничего не изменится. Революции не будет, но политический ландшафт изменится. С влиянием сети Интернет невозможно ничего сделать. Единственное решение – «Великий китайский файрвол» (система тотальной фильтрации содержимого Интернета в КНР. – авт.).

— В этом году Вы были членом избирательной комиссии на президентских выборах. Что-то удивило?
— Судя по всему, не везде все прошло гладко. Но меня чрезвычайно удивила одна вещь – отсутствие махинаций на моем участке в Пресненском районе Москвы. Готовился я к выборам тщательно – прочитал все партийные методички и рекомендации оппозиционных сайтов по наблюдению за выборами. Был готов устроить  настоящую бойню и «цирк с конями» за правду, но все было идеально. Вероятно, все дело в порядочности председателя участковой избирательной комиссии. Придраться было абсолютно не к чему.

— Чье политическое кредо сейчас Вам наиболее близко? За кем из политиков пошли бы?
— Сразу вспомнился диалог из «12 стульев»: «Ваше политическое кредо?» — «Всегда!». Лично я достаточно скептически отношусь к ныне существующим политическим партиям. Надеюсь, сейчас – после принятия нового закона о партиях – что-то изменится.

Беседовала Оксана Труфанова.
Информационное агентство «Mega-Ural».

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin ADD COMMENTS

Комментарий