Евгения ХасисС недавнего времени 11 сентября ассоциируется у меня в первую очередь со следующим событием: именно в этот день в 1985 году на свет родилась правозащитница и просто безумно красивая девушка Евгения Хасис. Сегодня она отмечает 28-летие.

Я не буду здесь вдаваться в подробности её истории, об этом уже много раз говорено-переговорено (к тому же любой может найти информацию в Интернете за три секунды). Я хочу лишь сказать, что когда увидел её впервые на телеэкране то подумал, что кинематографисты потерял очень много, потому что не снимали её в кино, что художники и модельеры всего Мира потеряли ещё больше, потому что не использовали её как натурщицу и модель…

В общем с тех пор Женя стала для меня настоящей музой, я нарисовал уже 49 её портретов, но вот к сожалению, фотографий её в сети крайне мало…
С Днём Рождения, Женя! http://archygoncharov.livejournal.com/9311.html


Поездка к Жене Хасис накануне ее дня рождения

Писать отчеты о каком-либо событии/мероприятии – задача не из легких. Отчет всегда является лишь сухим остатком от впечатлений и переживаний автора, которые редко кому бывают интересны — мы настолько ожесточились и настолько зациклены на своей собственной микровселенной, что чувства, эмоции, судьбы других, незнакомых нам людей, нас волнуют в минимальной степени. Мы скорее готовы сопереживать вымышленным героям сериалов и кинолент, чем реальным людям.

А в данном случае, готовя отчет о таком событии, как поездка в Парцу, в мордовскую колонию №14 к Евгении Хасис, нужно понимать, что он будет прочитан не только сопереживающими единомышленниками, но и заинтересованными лицами в погонах и падкими на дешевые сенсации журналистами, которые когда сенсаций нет, выдумывают их сами (привет «Новой газете» и г-ну Васюнину). Ну и конечно же текст будет изучен остатками т.н. «Русского образа», которые вооружившись лупами и маленькими экскаваторами будут пытаться нарыть в этом тексте любую информацию, которую можно будет использовать в их непростой деятельности. Берегите зрение, господа. I’ll try to do my best, а вам приятного чтения :)

Для меня это была четвертая поездка к Жене за этот год, отчеты о предыдущих двух — февральской и мартовской — можно найти в интернете. Июльская же поездка случилась через неделю после поездки семьи Тихоновых, потому отдельный отчет было решено не делать.

С чего начинается любая поездка на свидание? Правильно: со сбора продуктово-вещевой передачи, согласно необходимости и пожеланиям Жени. Колбасы и различные мясные изделия, рыба, сыры, молочные и кисломолочные продукты, орехи-сухофрукты, овощи-фрукты, пряники-печенье, конфеты, чай-кофе – стандартный продуктовый набор. Практически каждый раз Евгения просит что-нибудь из домашней еды, но так как кухарь из меня еще тот, то пришлось обойтись пирогами из очень хорошей московской пекарни. Особой просьбой в этот раз была подборка свежей периодической прессы и мониторинг свежих новостей с просторов интернета. Информационный голод, страшнее физического. Телефонных звонков и электронных писем с самыми актуальными новостями несколько раз в неделю – недостаточно. Потому в Парцу в этот раз вместе с нами ехали свежие номера «Русского репортера», «Эксперта», «Профиля», «Власти», «GEO» и 100-страничная подшивка A4 из наиболее интересных статей «Русского вердикта», «Свободной прессы», «Особой буквы» и сборник лучших статей «Спутника и Погрома» за период от даты прошлой подборки.

Собрав все необходимое, мы загрузились в наш «черный бумер» и тронулись в путь. Алексей Барановский, я и Наталья Мануйленкова (бывшая заключенная ИК-14, чье вышедшее в свет в феврале сего года интервью для «Особой буквы» о быте в данной колонии, вызвало большой переполох в определенных кругах). Дорога до места прошла без приключений, если не считать рязанского котейки, который решил перебежать дорогу в неположенном месте, однако благодаря хорошей реакции водителя, котэ остался цел и невредим.

ДубравлагК дверям комнаты для посетителей мы прибыли чуть позже семи утра. И тут выяснилась первая неприятная вещь: сильные дожди, что продолжаются в Мордовии уже две недели, залили звонок вызова дежурного офицера, который открывает комнату для посетителей и принимает заявления на свидание и передачи. Потому вызывать офицера пришлось по старинке: голосовым методом, сопровождающимся стуком в дверь :) Отдали документы и приготовившись к ожиданию неопределенной длительности.

Мордовия. Парца. Осень. Мелкий дождь. Вдыхая сигаретный дым и созерцая прекрасно-унылые местные пейзажи и вслушиваясь в лай встревоженных собак, я стою на крыльце комнаты ожидания и размышляю о «невыносимой легкости бытия». Из медитативного состояния меня выводит скрипучий голос: а офицер уже забрала документы? Поднимаю глаза: тощий высокий молодой человек «московско-хипстерского» вида со смутно знакомыми чертами лица. Отвечаю: «да». Интересно, думаю, к кому такой субъект-то? Очевидный ответ приходит мгновенно вкупе со вспышкой не самых приятных эмоций. Задаю следом вопрос:

— А вы Пётр?

— Да. А вы?

— А я к Жене Хасис на свидание.

Вот так к нашей теплой компании ожидающих присоединился господин Верзилов. Алексей Барановский уже пересекался с ним на одном из свиданий, и потому, как мне показалось, радостно приветствовал его возгласом: «О, старик Толоконников к нам прибыл!». А я встретилась с мужем Надежды Толоконниковой впервые. И между вежливыми разговорами про мэрские выборы, агит-концерт Навального, поствыборный митинг и результаты всех этих мероприятий, пыталась проанализировать ситуацию. Вот вроде бы передо мной человек с отличными от моих идеологическими взглядами, с поступками которые вызывают кучу этических вопросов, с женой, чьи деяния стали уже притчей во языцех и поводом для шуток. Оппонент, по сути. Но высказывать ему что-то здесь и сейчас нет никакого желания. Потому что там, за одним и тем же забором и тройным рядом колючей проволоки наша Женя и его Надя. И как бы мы не относились к деятельности друг друга, в тот момент в комнате для посетителей мордовской ИК-14, с одной стороны были судебно-карательная система, служба исполнения наказаний, администрация колонии, а с другой – мы. Именно так враг врага и становится союзником…

И более того, Система во всей своей уродливой красе не заставила себя ждать. Документы Натальи, приехавшей на свидание к своей подруге, вернули, а ее саму пригласили в администрацию на разговор, поинтересоваться, как ее жизнь протекает после освобождения. По возвращению, она рассказала, какое неизгладимое впечатление на сотрудников учреждения произвело ее интервью. Настолько неизгладимое, что попасть на свидание в колонию ей в этот день было не суждено. То была вторая неприятная вещь.

Нам с Алексеем повезло больше – нас пригласили во вторую очередь, внутрь мы зашли в примерно в 10:20 и пробыли на свидании традиционные три часа. У_Жени_всё_хорошо. Каждый раз, общаясь с ней в телефонном разговоре или на свидании, я открываю все новые и новые стороны ее личности и каждый раз поражаюсь ее силе духа, доброте и красоте. Женщина-огонь. Женщина-стихия. Женщина. Восхитительная. Сохранить себя в условиях заключения, не просто существовать там, а жить – максимально в полную силу, развиваться и самосовершенствоваться, у нее все получается. Она молодец! Каждый раз, когда я звоню ей в колонию у меня есть маленькая фобия, что мы заговоримся, не уследим за временем, разговор прервется, и мы не успеем попрощаться до следующего сеанса связи. А перезвонить и сказать: Пока. Люблю. Обнимаю. Держись крепче — возможности не будет. Вот и на этот раз мы не уследили за временем, заговорившихся, заобсуждавшихся, нас прервал вежливый голос сотрудницы: заканчивайте, ребят. «Время_и_стекло»(с). Прощальные слова, торопливые пожелания, тоскливые взгляды, напускная бравада, лязг и грохот железных решеток, фамилия-имя-отчество-дата-место-рождения, дверь в мордовскую осень. И всё. До следующего звонка, до следующего письма, до следующего свидания.

Так совпало, что наша поездка была накануне Жениного дня рождения, которое у ней сегодня, 11-го сентября. Письма, открытки, телеграммы можно отправить по адресу: 431150, Мордовия, п.Парца, ИК-14, Хасис Евгении Данииловне, 1985 г.р. Помните о цензуре и самоцензуре.

Постскриптум. Среди прочего, Женя рассказала нам и о своем тайном воздыхателе по переписке, который очевидно считает себя изощренным недоброжелателем — он регулярно веселит ее особого рода многостраничными письмами и открытками: «Приходит фотография, с красивейшим пейзажем, яркие сочные цвета – залюбуешься, а сзади на ней надпись: «тебя здесь никогда не будет!». Или письмо в котором на восемь страниц в духе низкопробной достоевщины расписано, мол нет, ты не плохой человек, но такие как ты не должны жить! И тому подобное графоманство». Женя передает привет этому прекрасному человеку и просит продолжать в том же духе. Стопка писем этого человека заменяет ей учебник по психиатрическим заболеваниям, а Женя очень интересуется психологией и социальной психопатологией.

№107.

Поделиться или распечатать:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • email
  • Print
Posted by admin 2 COMMENTS

Комментарий



2 подписей

  1. Миронов Олег Геннадьевич:

    С днем рождения Женя !

  2. Ніхто Ніадкуль:

    Вот интересный вопрос. А если воспринимать противостояние фа-антифа, как войну со своими жертвами, то война эта глупая и бесперспективная, больше выгодна власти, чем всем остальным. Наци не дают выпендриваться «нерусским» и левакам, а леваки не дают сильно зазнаться наци. Но если вы станете опасны хоть на минуту — вам(и нам, я шавочка) всем пизда. И дело Тихонова-Хасис и прочих — яркий пример этого.